Особенности употребления и перевода инфинитивных конструкций в Послании ап. Павла к Римлянам

А.В. Егоров

В древнегреческом языке часто субстантивируется неопределенное наклонение.

Субстантивация – это превращение различных частей речи и словосочетаний в существительные. Она происходит при помощи артикля:

прилагательное ajgaqovs добрый, to ajgaqovn добро;

инфинитив swvzein спасать, to swvzein спасение;

наречие nu'n теперь, oiJ nu'n теперешние люди;

словосочетание toi'~ novmoi'~ peivqesqai повиноваться законам, to; toi'~ novmoi~ peivqesqai повиновение законам;

Одна и наших задач – выяснить, как это отражается в славянском и русском переводах Св. Писания на примере Послания апостола Павла к Римлянам.

Объектом нашего исследования являются субстантивированные инфинитивные конструкции, встречающиеся в Послании апостола Павла к Римлянам. Целью работы является выборка инфинитивных конструкций, сравнение и анализ их перевода на церковнославянский и русский язык и соотнесение переводов со смыслом слов Священного Писания.

Неопределенное наклонение ставится с артиклем в соответствующей форме в сопровождении следующих предлогов: dia. + Gen. «через», dia. + Acc. «потому что, так как», eij" + Acc. «на, для», ejn + Dat. «в», pro" + Gen. «перед», meta. + Acc. «после». В зависимости от семантики соответствующего предлога, инфинитив получал значение времени, места, причины или цели. Способами выражения намерения и цели являются конструкции с субстантивированным инфинитивом в сопровождении предлогов: pro" + Acc. Inf., eij" + Acc. Inf., tou' + Gen. Inf.. С временным значением в греческом языке употреблялась конструкция ejn tw'/ + Dat. Inf. В тексте Нового Завета она часто передавалась Дательным независимым.

На русский язык подобные конструкции могут переводиться предложно-падежным словосочетанием или придаточным предложением.

В греческом языке инфинитив часто получает целевое значение. Поэтому второй нашей задачей будет исследование целевых конструкций, представляющих придаточные предложения с союзом i{na.

Апостол Павел в Послании к Римлянам неоднократно использует инфинитивные конструкции с предлогами.

Наиболее частотными конструкциями являются конструкции со значением намерения и цели, поэтому на них мы подробно остановимся в данной статье.

При анализе славянского и русского переводов методом сплошной выборки был выявлен ряд синтаксических синонимов при переводе одних и тех же синтаксических конструкций:

1) Конструкция во еже + inf. является точной синтаксической калькой греческой конструкции. А сейчас обратимся к анализу цитат, в которых встречается данная конструкция:

а) Dia.; tou'to ejk pivstew", i{na kata. cavrin, eij" to . ei\nai bebaivan th.n ejpaggelivan panti. tw'/ spevrmati, ouj tw'/ ejk tou' novmou movnon ajlla. kai. tw'/ ejk pivstew" jAbraavm, o{" ejstin

path.r pavntwn hJmw'n Сего рaди от веры, да по благодaти, во еже быти известну обетовaнію всему семени, не точію сyщему от закона: но и сyщему от веры авраaмовы, иже есть отецъ всемъ нaмъ Итак по вере, чтобы было по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам. (Рим.4:16).

Бог вменяет верующим веру как праведность, чтобы спасение было по милости. Если Божия владычественная милость не даст спасения, то даже вера человека не может спасти его. Сила спасения или оправдания заключена в Божией благодати, а не в человеческой вере. Вера Авраама сама по себе не была праведностью, но была вменена ему как праведность Тем, Кто Сам милостиво дал верующим, включая и Авраама, праведность, которой сами люди никогда не могли бы достичь. Когда Авраам был призван в Ур Халдейский, он был язычником и идолопоклонником. До Божьего завета с Авраамом, строго говоря, не было ни иудеев, ни язычников. Но Павел указывает здесь, что Бог вменил веру Авраама в праведность до того, как были сделаны такие различия. Это объясняется тем, что вера Авраама имеет всеобщий характер и касается всего человечества, а не только иудеев, то есть не только по закону. И поэтому Авраам стал «отцом всем нам», то есть всем, кто верит в Иисуса Христа, независимо от этнического или религиозного наследия. Авраам – духовный прототип каждого искреннего верующего.

Здесь же конструкция eij" to. ei\nai переводится на русский язык (дабы … было), т.е. в данном случае переводчики Священного Писании сохранили значение цели. Отметим, что в русском переводе используется архаический союз «дабы».

Рассмотрим другую цитату с конструкцией во еже + inf.:

б) eij" to. logisqh'nai [kai.] aujtoi'" [th.n] dikaiosuvnhn во еже вменитися и темъ въ прaвду чтобы и им вменилась праведность (Рим.4:11). Здесь в русском переводе использовано придаточное предложение цели с союзом «чтобы».

2) Союз яко был многозначным и соединил в себе целевое и изъяснительное значения. Следует отметить, что в греческом языке финальные конструкции часто поясняют предшествующие предложения, что и объясняет широкое использование этого союза. Обратимся к анализу цитат, в которых встречается данная конструкция. Возьмем цитату из того же Рим.4:11:

а) kai. shmei'on e[laben peritomh." ... eij" to. ei\nai aujto.n patevra pavntwn tw'n pisteuovntwn di! ajkrobustiva" И знaменіе пріятъ обрезанія ... яко быти ему отцу всехъ верующихъ въ необрезаніи И знак обрезания он получил … так что он стал отцом всех верующих в необрезании (Рим.4:11). Здесь присутствует субстантивированный инфинитив eij" to. ei\nai, в русском переводе использовано придаточное предложение следствия с союзом «так что», в то время как другая инфинитивная конструкция, присутствующая в этом стихе, переводилась придаточным цели.

Зададимся вопросом: с чем связано такое различие русского перевода этих двух отрывков?

Апостол Павел предвидел вопрос, который иудеи могли бы задать в ответ на его доводы: «Если Авраам был оправдан исключительно по вере, то почему же тогда Бог требовал обрезания у Авраама и у всех его потомков?» Большинство иудеев во времена Нового Завета были твердо убеждены, что обрезание было не только уникальным признаком, отделявшим их от всех других людей, как избранный Богом народ, но также и средством, через которое они становились угодными Богу.

Поскольку евреи во времена Павла верили, что истинное для Авраама в отношении оправдания истинно для каждого человека, особенно для каждого иудея, то Павел также использовал жизнь патриарха в качестве примера. Отвечая на свой собственный вопрос о времени, когда Авраам был объявлен праведным, апостол заявляет, что это произошло «не по обрезании, а до обрезания». Хронология событий, изложенных в книге Бытия, доказывает это. Авраам состоял в завете с Богом и находился под Его милостью задолго до того, как был обрезан. Таким образом, обрезание стало печатью, символом, своего рода доказательством праведности Авраама, Авраам получил «знак обрезания».

Обрезание было подтверждением того, что Божии договорные обещания будут выполнены. Это говорит о том, что Бог хотел обрезать, то есть поставить в сердцах людей (а не просто на их телах) Свою удостоверяющую печать. Бог всегда хотел, прежде всего, удалить грех, покрывающий сердце. Этнически Авраам – отец всех евреев. Духовно он отец как всех верующих язычников, так и верующих евреев. И тем, и другим верующим праведность вменена через Иисуса Христа в силу их веры в Бога, и они идут «по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании». Отсюда понятно, почему в стихе Рим.4:11 этот случай употребления субстантивированного инфинитива ei"j to ei\nai переводится на русский язык придаточным предложением следствия.

Отрывок eij" to. logisqh.nai »kai.aujtoi." »th.ndikaiosuvnhn говорит уже о цели, для достижения которой было дано обрезание, поэтому переводчик на русский язык, естественно, также передал здесь целевое значение.

Теперь обратимся к цитате Рим.6:6:

б) i{na katarghqh/ to sw'ma th" aJmartiva", tou' mhkevti douleuvein hJma'" th'/ aJmartiva/ да упразднится тело греховное, яко ктому не работати нaмъ греху чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху.

Апостол Павел обращает внимание на то, что старая греховная природа была уничтожена Крестной Жертвой Христа. Павел, говоря о том, «чтобы упразднено было тело греховное», указывает на уже существующий факт.

Глагол «katargevw» («упразднить») буквально означает «делать не имеющим силы или недействительным», делать что-либо неэффективным, устраняя его способность управлять. Павел использует термин «тело», чтобы обозначить греховные наклонности, которые переплетаются с физическими слабостями и удовольствиями.

Павел здесь открывает еще одну истину о прежней и нынешней сущности: «Нам не быть уже рабами греху», – которая передает более краткую и чрезвычайно важную мысль, что верующие не могут быть более порабощены грехом. Апостол не говорит, что христианин больше не способен совершать грех, но говорит, что он больше не находится под принуждением и тиранией греха; он не будет покорен, порабощен исключительно греху, как было раньше.

Русский перевод субстантивированного инфинитива tou' mhkevti douleuvein «дабы … не быть уже рабами» существительным «раб» не является буквальным. Это связано с тем, что семантика глагола «работать» в русском языке изменилась.

Послание к Римлянам содержит также бессоюзную конструкцию Gen. + Inf. в Рим.7:3: ejleuqevra ejsti.n ajpo. tou' novmou, tou' mh. ei\nai aujth.n moicalivda genomevnhn ajndri. eJtevrw/ свободна есть от закона, не быти ей прелюбодейце, бывшей мyжу иному свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа.

Греческий оригинал Послания содержит бессоюзную инфинитивную конструкцию tou' mh. ei\nai, которую переводчик этой Книги на русский язык заменил сочинительной связью с союзом «и».

Апостол проводит аналогию с брачным законом, чтобы проиллюстрировать свою мысль, что никакой закон не имеет власти над человеком после его смерти. Павел привлекает внимание к тому факту, что брачные законы обязательны лишь тогда, когда оба партнера живы. «Выходя за другого» при живом муже, женщина становится «прелюбодейцею», преступницей закона. Но вступление в брак с другим мужчиной после того, как «умрет муж», абсолютно законно и приемлемо. Вдова полностью «свободна от закона», который привязывал ее к ее бывшему мужу.

В ходе проделанной работы мы увидели, что на славянский язык конструкция eij" to + acc. inf. обычно переводится адекватно. Наряду с точной калькой во еже + inf. в качестве синтаксических синонимов используются союзы яко и еже.

Примеры перевода существительным и инфинитивом без артикля (т.е., конструкций, характерных для русского языка) единичны. В русском тексте используются разнообразные формы перевода: целевое значение, значение следствия (часто), эллипсис (редко), перевод полнозначным глаголом (редко), перевод именем существительным (часто).

Следующая наша задача – выяснить, использует ли апостол Павел с целевым значением неинфинитивную конструкцию, а именно, целевые придаточные предложения с союзами i{na, и с чем это связано.

Во время прочтения греческого оригинала этого Послания было обнаружено 30 случаев употребления целевых придаточных предложений с союзом i{na. Таким образом, апостол Павел обращался к этому виду предложений чаще, чем к инфинитивным конструкциям. Разберем несколько примеров употребления таких целевых придаточных предложений.

а) ejpipoqw' ga.r ijdei'n uJma'", i{na ti metadw' cavrisma uJmi'n pneumatiko.n eij" to sthricqh'nai uJma'" Желaю бо видети вaсъ, да некое подaмъ вaмъ даровaніе духовное ко утвержeнію вaшему ибо я весьма желаю увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему (Рим.1:11).

Одна из характерных особенностей духовного служения – дух любви. Главная черта искренней любви – это самоотверженная самоотдача. Самой главной заботой Павла и, следовательно, главной его целью было духовное благосостояние граждан Рима. Поэтому он страстно стремился увидеть их, чтобы преподать некое духовное дарование, и этот дар, который Павел хотел преподать, был духовным не только в том понимании, что он относится к духовной сфере, но и в том понимании, что его источник – Святой Дух. Павел хотел преподать духовный дар римским верующим с целью их утверждения. Мы видим, что и церковнославянский, и русский тексты передают целевое значение.

б) ouj qevlw de uJma." ajgnoei'n, ajdelfoiv, o{ti pollavki" proeqevmhn ejlqei'n pro." uJma.", kai ejkwluvqhn a[cri tou' deu'ro, i{na tina karpo.n scw' kai ejn uJmi'n kaqw." kai ejn toi'" loipoi'"

e[qnesin Не хощy же не ведэти вaмъ брaтіе, яко множицею восхотехъ пріити къ вaмъ, и возбранeнъ быхъ досeле, да некій плодъ имею и въ вaсъ, якоже и въ прочихъ языцехъ не хочу, братия, оставить вас в неведении, что я многократно намеревался придти к вам (но встречал препятствия даже доныне), чтобы иметь некий плод и у вас, как и у прочих народов (Рим.1:13).

Павел часто использует такую фразу «я не хочу оставить вас в неведении», как средство привлечь внимание к чему-нибудь, что имеет большую важность, и о чем он говорит. Здесь он использует эту фразу, чтобы сообщить о принятом им решении посетить верующих в Риме.

Служение Павла – это бесконечные поиски духовного плода. Цель каждого истинного служения Богу – приносить плод во имя Его, с Его силой и для Его славы. Плод, к которому Павел стремился среди римлян – прибавление, увеличение числа обращенных к Христу и увеличение их духовного роста в Иисусе Христе.

Церковнославянский и русский переводы данной цитаты Священного Писания, так же, как и Рим.1:11 передают целевое значение.

Для того, чтобы охарактеризовать жанрово-стилистическое своеобразие Послания, следующей нашей задачей было выяснить, употребляют ли евангелисты Матфей и Марк в своих Евангелиях конструкции с субстантивированным инфинитивом, а также целевые придаточные предложения с союзом i{na, сравнить частотность их употребления в этих книгах Нового Завета с частотностью употребления в Послании апостола Павла к Римлянам.

Евангелисты Матфей и Марк используют инфинитивные целевые конструкции значительно реже, чем апостол Павел; и наоборот, придаточные предложения с союзом i{na в их книгах встречаются в 10-15 раз чаще, чем у апостола Павла. Повествовательный характер Евангелия и нравоучительный характер Послания к Римлянам отразился и на их синтаксисе не только в отборе определенных синтаксических структур для передачи одного и того же значения, но и в отборе определенных глаголов. Так в Евангелии употребляются глаголы, обозначающие конкретные действия (например, staurwqh'nai, qanatw'sai), а в Послании – глаголы бытия, становления и глаголы речи, мысли (ei\nai, genevsqai, logisqh'nai). В Послании в несколько раз преобладают формы субстантивированных инфинитивов, в то время как в Евангелии – временные, что характерно для повествовательно характера Книг Нового Завета.

В ходе проделанной нами работы мы сделали следующие выводы:

1) В Послании апостола Павла, а также в Евангелиях от Матфея и Марка с целевым значением используются конструкции: eij" to + acc. inf., tou' + gen. inf..

2) Наиболее частотными в Послании Павла к Римлянам являются конструкции eij" to + acc. inf., а в Евангелии – tou' + gen. inf..

3) И в церковнославянском, и в русском языках сложился ряд синтаксических синонимов для передачи одних и тех конструкций.

4) В церковнославянском языке обычно используются синтаксически полные конструкции во еже + inf., яко + inf..

5) Иногда подчинительная связь заменяется сочинительной.

6) Синтаксические синонимы используются также для избежания буквального повтора и углубления синтаксической перспективы.

7) Использование отглагольных имен иногда вызвано церковнославянско-русской паронимией.

8) Апостол Павел часто использует инфинитивные целевые конструкции, причем с глаголами, обозначающими отвлеченные действия, что характерно для нравоучительного характера Послания. В Евангелиях от Матфея и Марка инфинитивные конструкции встречаются значительно реже, а преобладают целевые придаточные предложения; кроме того употребляются глаголы, обозначающие конкретные действия, что отражает повествовательный характер Книг Евангелия.