В.И.Курашов, д.фил.н., профессор КГТУ. Принципы понимания России и ее духовное единство

Познание сущностных основ нации и ее предназначения-миссии в мире - сложная, почти неразрешимая проблема, но познание народом самого себя все же возможно также, как и до какой-то степени возможно самопознание человека. В данном разделе речь пойдет о познании России.

Не знаю, есть ли смысл традиционное понятие "русская идея" выражать словами "российская идея". Суть здесь не меняется, поскольку при этих обозначениях она одна и та же: смысл жизни российского этноса, проживающего на пространствах России безотносительно к генетическим (расовым, "кровным") корням его представителей. Россия - территория и Россия - народ. Я буду пользоваться в данном тексте двумя вариантами и при этом подчеркиваю, что при употреблении словосочетаний "русская идея" и "российская идея" я имею в виду русских по духу, или россиян по духу, но не русских по генотипу. Генетическая селекция народов - удел махровых националистов, расистов.

Русская идея и русская идентичность проявляются в русской ментальности, т.е. в душевно-интеллектуальном складе русских, выражающемся в особенностях переживаний, мыслей, оценок русских людей. Как синонимы я использую также и понятия "русская ментальность" и "российская ментальность". Понятие "российская мен-тальность" в наше время, думаю, более приемлемо. Понятие "русская ментальность" имеет уклон преимущественно в архаичные корни, архетипы душевного склада этнических русских. Понятие "российская ментальность" удачно синтезирует оба поля смыслов: и архаичные основы и современные реалии ментальности российского этноса. При этом специально подчеркну, что в моей книге я говорю о российской ментальности как ментальности, сложившейся в наше время на основе того, что понимается под русской ментальностью.

Важно, что при зтом в понятие российской менталь-ности я не вкладываю смысла некой суммы менталь-ностей народов России, но только тех представителей России, которые являются носителями "российской ментальности" как эволюционного итога "русской ментальности", которая в прошлом духовно связала народы России (Руси) в единую нацию, этнос, народ.

В связи со сказанным можно еще раз сказать, что традиционно понимаемая "русская идея", которая является метафизической основой русской ментальности, конечно, имеет смысл "российской идеи", поскольку речь идет не о национальности как биологической генетической категории, а о культурно-исторической общности народов России - российском этносе.

Учитывая высказанные соображения, я буду преимущественно пользоваться понятиями "русская идея" и "российская ментальность".

В первом фундаментальном приближении, я думаю, подход должен быть апофатическим. Русская идея не есть националистическая идея, не есть региональная политическая идеология, не есть форма государственного эгоцентризма.

В катафатическом аспекте российская идентичность и русская идея понимаются в целом как онтологическая проблема познания российским этносом "самого себя", своей природы. Эмпирически специфическая природа российского этноса может наблюдаться в характере его ментальности и особенностях традиций: созерцательности, любомудрии, антипрагматизме и тяготении к духовным основам преданий. Русским действительно свойственна самокритичность, но это скорее христианское противопоставление гордыни. Эту черту ментальности русских ни в коем случае нельзя путать с уничижителями русского самосознания, когда русским приписывают все пороки: завистливость и леность, имперский гегемонизм и расизм. Как справедливо заметил И.А.Ильин: «Великую и сильную Россию невозможно построить на ненависти, ни на классовой (социал-демократы, коммунисты, анархисты), ни на расовой (расисты, антисемиты), ни на политически-партийной"

Тяготение к свету Истины позволяет находить своеобразный Путь для выполнения миссии российского этноса в жизни мирового сообщества. Познание этого своеобразного пути и есть познание русской идеи.

Русская идея - понятие с онтологическим статусом и то, что оно обозначает, в природе русских есть, но это не значит, что все русские по генам русские и по духу, так же, как и нерусские по национальной принадлежности могут быть по природе, по духу, по сущности русскими.

Философский труд пишется не для внутреннего пользования, а для всего человечества. При этом труд, посвященный национальной российской идее, сталки-вается с проблемами его восприятия и приятия наро-дами, исповедующими иные, чем православие, и иные, чем христианство религии. Другие народы не будут возражать, что православие одна из ипостасей российской идентичности, но для них истинно то, во что они верят. Следовательно, миссия России для всего мира как распространительницы православия далеко не всеми принимается. К счастью», здесь нет проблем. Так как христианство обращается к каждому человеку с тем, чтобы он спасся в первую очередь сам, то вполне естественно, что миссия России - хранение, а не распространение православия. Из истории видно, что Русская Православная Церковь была менее активна в миссионерской деятельности, чем католическая или протестантская.

Россия может показать человечеству Путь, но каждый народ волен в выборе, так же как и отдельный че-ловек. Если бы даже какое-либо государство доказало всему миру свою мессианскую роль, будь то католический Ватикан или православная Россия, то это бы одновременно было бы общечеловеческой, а не национальной идеей - каждый народ имеет право и обязанность перед Богом нести свет Истины, а не заблуждения, по крайней мере не лжи.

При этом надо сказать, что в нестабильной России во всей ее истории после крещения Руси неизменной и связующей народ духовной ипостасью была православная церковь при всех сменах государственно-политических институтов и социально-экономической жизни. А это свидетельствует о том, что только религия может пройти через века как неизменная ипостась духовной связи людей. Это особенно важно для громадной России, где одними силовыми методами целостность государства не сохранишь. Даже Сталин создал культ и массовую идеологию, без которых на одном страхе он не смог бы быть вождем огромной страны и пассионарного народа. И нет тени сомнений в том, что православие - органическая сущностная основа России. При этом совсем не обязательно для сохранения духовных основ целостности России, чтобы православие было государственной религией или чтобы все россияне были православными - главное, чтобы незамутненная духовная атмосфера христианской веры охватывала всю территорию. Человек, например, не может жить без сердца и кровеносной системы, хотя это далеко не единственные составляющие человека как устойчивой целостности. Можно сказать: национальная духовная культура в целом и религия - сердце, люди с российской ментальностью - кровеносная система, ну, а экономика - не более чем система пищеварения.

Сказанное выше нисколько не противоречит идее свободы совести и мирного духа во взаимоотношениях с другими конфессиями, представляющими другие христианские и иные религии. Вопрос о полноценном культурно-духовном развитии народов - принципиальный государственный вопрос стабильности многонациональных регионов.