«Я православный, следовательно, русский…»

Православный след в еврейской родословной Е.Л.Шварца

И.Е. Алексеев

 

Как известно, выдающийся русский драматург и сказочник Евгений Львович Шварц родился 9 (21) октября 1896 г. в Казани. Его отцом был Лев Борисович (Васильевич) Шварц, принявший православие еврей, матерью – Мария Федоровна Шелкова, из православной русской семьи. Своей жизни в Казани Е.Л. Шварц не помнил, так как уже через несколько лет его родители покинули город и вскоре волею судеб оказались на юге. Поэтому, естественно, ничего определенного по поводу обстоятельств ее непродолжительного казанского периода вспомнить он не мог.

Между тем, в Национальном архиве Республики Татарстан (НА РТ) остались документы, которые способны конкретизировать отдельные важные эпизоды из биографии отца драматурга, а также пролить свет и на некоторые малоизвестные факты из жизни других представителей еврейского семейства Шварцев. Из них, в частности, выясняется, что православным был не только отец Е.Л. Шварца, но и его дед.

Л.Б(В). Шварц родился 10 декабря 1874 г. в портовом городе Керчь-Еникале Таврической губернии в семье мещанина местечка Пяски Люблинской губернии Берки (Бориса) Шварца и его жены Хаи-Белы (в тот же день – 14 тейвеса по еврейскому календарю – над ним был совершен обряд обрезания). Пять лет Лев обучался в Керченской Александровской, еще два года – в Кубанской войсковой гимназиях. Закончил же он свое среднее образование в Екатеринодарской мужской гимназии, где пробыл год и восемь месяцев и откуда в 1892 г. был выпущен с отличным поведением и удовлетворительным прилежанием.

Вместе с тем, в характеристике, выданной Л.Б(В). Шварцу директором Екатеринодарской мужской гимназии А.А. Топорковым, отмечалось, что «в восьмом классе юноша точно переродился: стал раздражителен, дерзок, запальчив, начал высказывать недовольство на гимназические порядки, был замечен в дерзком отношении к старшим». Причем, по мнению А.А. Топоркова, причину этого можно было усмотреть в принятии Борисом Шварцем православия и несочувственном отношении «всей семьи к поступку отца». В характеристике не раскрываются подробности того, чем закончился этот «религиозный конфликт» с отцом семейства, получившим во святом крещении имя Борис (по восприемнику – Лукич). Однако то, что его сын Лев впоследствии, находясь вдалеке от проживавшего тогда в Екатеринодаре отца, по собственной воле принял православие, свидетельствует в пользу признания им правоты последнего.

После окончания гимназии Л.Б(В). Шварц был уволен из среды общества керченских «ремесленных мещан вечного цеха» (куда был причислен «к семейству отца своего» в 1883 г.) «на поступление в высшее учебное заведение для продолжения курса наук». Уехав из Екатеринодара, он подал документы в Императорский Харьковский Университет, но «в комплект принятых студентов-евреев» не вошел. Искренне мечтая продолжить учебу, Л.Б(В). Шварц обратился с прошением к министру народного просвещения, с разрешения которого в том же 1892 г. был принят «в число студентов Казанского Университета на Медицинский факультет».

Здесь судьба свела молодого студента-медика со слушательницей акушерских курсов Марией Федоровной Шелковой (родилась 20 февраля 1875 г.) – дочерью рязанского цехового Федора Сергеевича Шелкова (бывшего, согласно воспоминаниям Е.Л. Шварца, незаконнорожденным ребенком некоего рязанского помещика Телепнева). В 1895 г. они решили связать себя узами брака. Незадолго до этого двадцатилетний Л.Б(В). Шварц обратился с просьбой о просвещении его святым крещением к священнику Михаило-Архангельской церкви города Казани. 18 мая 1895 г. он был крещен с наречением имени Лев (по восприемнику – Васильевич). Крестными родителями Л.Б(В). Шварца стали студент Императорского Казанского Университета (ИКУ) Василий Митрофанович Малков и вдова чиновника Анна Фотинична Сорокина. В дальнейшем Лев Беркович (Борисович) стал писаться Львом Васильевичем Шварцем.  

Некоторые исследователи жизни и творчества Е.Л. Шварца подчеркивают, что его отец принял православие исключительно из расчета, что это было связано якобы только с женитьбой Льва Борисовича (являвшегося к тому же поклонником социалистических теорий). Однако данные умозаключения представляются весьма сомнительными. Основанием не доверять им служит, во-первых, упомянутый выше конфликт Б.Л. Шварца с домочадцами, который предполагал два исхода: либо окончательное укрепление Льва Борисовича в иудаизме, либо, в случае признания правоты отца, обращение в православие. Во-вторых, воспоминания самого Е.Л. Шварца, который с большой теплотой и уважением писал о православии и церковных обрядах, воспринятых в семье. Характерно также, что и Б.Л. Шварц, и Ф.С. Шелков дали согласие на брак своих детей, заключенный по православным канонам.

9 октября 1896 г. в семье Шварцев родился первенец – сын Евгений. В 1898 г. Л.Б(В). Шварц успешно закончил ИКУ, прослушав «полный курс наук по медицинскому факультету». Причем, как отмечалось в «Свидетельстве» от 5 июня 1898 г. за подписью университетского инспектора студентов, «за время своего образования в Университете поведения был отличного». И это при том, что за Л.Б(В). Шварцем, по распоряжению ректора ИКУ К.В.Ворошилова, с самого начала был установлен «особо бдительный надзор». Но уже после переезда в 1898 г. в подмосковный Дмитров в жизни Шварцев произошел крутой поворот: за подозрение в антиправительственной пропаганде среди рабочих Л.Б(В). Шварц был подвергнут обыску, аресту и высылке подальше от крупных городов. В результате семья перебралась в Армавир, а затем в Майкоп. 

Однако на отношении семьи к религии политические увлечения Л.Б(В). Шварца не отразились. С детства Евгений Львович, крещенный, как и его родители, в православие, считал себя русским, ничуть не удивляясь тому, что его двоюродный брат был евреем. И дело здесь было вовсе не в унаследованной от матери «русской крови», а в его принадлежности к Церкви. «Я православный, следовательно, русский. Вот и все», – написал однажды Е.Л. Шварц.

В дальнейшем в его судьбе, как и в судьбах большинства людей, живших в эпоху революционных потрясений и государственного богоборчества, происходило много противоречивых событий. Чтобы выжить и реализовать себя на литературном поприще, Е.Л. Шварцу иногда приходилось идти на компромиссы. Тем не менее, он до конца своей жизни оставался верующим православным человеком. Безусловно, воспринятые с детства христианские истины не могли не проникнуть и в творчество драматурга, в произведениях которого нашли отражение библейские мотивы, облеченные в яркие сказочные одежды.

Умер Е.Л. Шварц 15 января 1958 г. в Ленинграде. Перед смертью он исповедовался и причастился Святых Христовых Таин. Соборовал Е.Л. Шварца известный ленинградский священник о. Е.В. Амбарцумов.

 

Источник

 

НА РТ. Ф. 977. Оп. «Личные дела студентов». Д. 32361. Лл. 1-43.