<%@Language=VBScript%> Страница без имени

Московский Патриархат

Казанская Духовная Семинария

ИСТОРИЯ БОЛЬШЕКЛЮЧИНСКОГО ПРИХОДА

Дипломное сочинение

по Истории христианства

в Казанском крае

студента V курса КазДС

С. А. Егорова

Научный руководитель:

Е.В. Липаков

Казань

2008

Оглавление:

Введение

Глава 1. История возникновения Большеключинского храма.

Глава 2. Священно и церковнослужители (с 1832 г. и до закрытия храма).

2.1. Священники.

2.2. Диакона.

2.3. Дьячки.

2.4. Пономари.

2.5. Псаломщики.

2.6. Старосты.

Глава 3. История восстановления церкви Иоанна Богослова в с. Большие Ключи.

Заключение

Список источников и использованной литературы

Приложения

Введение.

Актуальность исследования. После революции 1917 года, началось массовое закрытие храмов. Вместе с закрытием забывалась и его история. И вот когда советское государство распалось, церкви, которые не были разрушены, стали восстанавливаться. Но у храма появляется новая история, а прошлое его забыто. И хотя в данной работе описывается история только одного прихода, но я верю, в скором будущем и другие церкви будут иметь свою историю. Ведь если у чего-либо нет прошлого, у него не может быть и будущего.

Постановка проблемы. Так как данная церковь находится не в городе и не в районном центре, естественно, что никто никогда не занимался изучением ее истории. Нам пришлось начинать с чистого листа.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и списка использованной литературы.

Первая глава посвящена истории храма с начала его основания вплоть до его закрытия.

Во второй главе приводится список священно и церковнослужителей, с кратким жизнеописанием.

В последней главе описывается возрождение церкви и ее нынешнее положение и состояние.

В приложении, предлагается проследить за тем, как численность прихода увеличивалось с каждым годом (приведены таблицы за каждые десять лет, начиная с открытия храма и до 1915 года).

Объект исследования: Церковь Ап. и Ев. Иоанна Богослова в селе Большие Ключи.

Цели и задачи.

Найти и описать историю прихода от его создания.

Найти всех священнослужителей, которые служили в этом храме, с начала его открытия.

Литература и источники. При написания данного сочинения нами были использованы следующие источники: самый главный источник это Национальный Архив Республики Татарстан, оттуда была взята основная часть дипломной работы; при написании третий главы мы использовали периодические издания, такие как газета «Раифский вестник», «Семинарский вестник»; так же были использованы «Известия по Казанской Епархии» и др.

Глава I.История возникновения Большеключинского храма.

Деревня Ключи появилась около 1680 года. Русские жители, основавшие это селение и давшие ему название по ключам, выселились из деревни Белой (ныне деревня Бело-Безводное) и других мест. До 1832 года Ключи были деревней, состоявшей в приходе села Ивановкого. Как в самом селе, так и в окрестностях находится много оврагов с родниками, из которых текут быстрые ключи. До заселения на месте села Ключи был дремучий лес.[1]

Деревня Белое (ныне деревня Бело-Безводное), по-видимому, построилась вскоре после Раифской пустыни, монастыри продолжали переманивать на свои обширные земли крестьян из центральных областей Руси, давая им относительные льготы по сравнению с работой на помещиков. На основании писцовых книг и других исторических источников можно говорить, что вокруг Казани, Свияжска и других укрепленных пунктов Поволжья поселились выходцы из более Северных, верховых районов. Таким образом, из этого явствуем, что село Большие Ключи, или тогда просто Ключи, образовалось несколько раньше, чем 1680 года.[2]

Первый храм был построен в конце XVII столетия, в селе Ивановское (Сумки), на средства Зилантова монастыря, затем он сгорел; в 1741 году был вновь построен во имя Св. Ап. и Ев. Иоанна Богослова, в том же селе, на средства того же монастыря и 26 сентября (9 октября по н. с.) 1742 года архимандритом означенного монастыря Иоасафом освящен, о чем в архиве церкви села Ключей имелся указ от 23 сентября (6 октября по н. с.) 1742 года.[3] С начала XVIII века и по 1832 год приход состоял из села Ивановского, деревни Ключей и нескольких домов крещенных татар в деревне Чирючах.[4]

В 1822 году крестьяне села Ивановского просили разрешение построить у себя, вместо ветхого деревянного храма, новый каменный храм; но им по их малочисленности в просьбе было отказано; в 1826 году подобное ходатайство крестьян приходской деревни Ключей было удовлетворено, о чем и последовал Указ Святейшего Синода от 28 февраля 1826 года за №2355, копия которого хранилась в церкви села Ключей. Согласно этому Указу была построена и освящена в 1832 году в приходской деревне Ключах каменная церковь, а церковь в селе Ивановском упразднена.[5] Храм был освящен в честь Ап. и Ев. Иоанна Богослова. А деревня Ключи стала именоваться «селом».[6]

Довольно интересное предание сохранилось в памяти крестьян села Ключей о религиозно-нравственном состоянии крестьян села Ивановского в прежнее время, следующего содержания: село Ивановское посетил архиерей (вероятно, епископ Лука Конашевич в 1740 и 1741 году) и стал убеждать крестьян построить новую церковь, вместо сгоревшей; на это они ответили: «если тебе надо, так строй, а нам не надо», и не дали владыке даже лошадей для дальнейшего следования; тогда пришли крестьяне приходской деревни Ключей и увезли его на себе; видя это, архипастырь, будто бы, крестьян села Ивановского проклял, а Ключищенцев благословил; из-за этого, прибавляют последние, Ключи, хотя моложе Ивановского, но переросли его почти в 10 раз.[7]

Перед строительством храма в селе Ключах, купец Иван Михайлов объявил в здесь благотворительное общество, где делали ящики на пороховой завод г. Казани. Работающие здесь люди постановили здесь строить церковь, для чего собирали с каждого двора по три рубля. Афанасия Белова избрали старостой, потому что в молодости он посетил Иерусалим, он и собирал деньги, но перед строительством храма, построили сначала кирпичный завод, где кирпич-железняк откладывали в течении нескольких лет на строительство церкви, остальной продавали населению. Так копили кирпич, после чего начали строить храм. Каменщики, а в дальнейшем и богомазы были наемными. Лес и в частности дуб, привозили из рощи, примыкающей к селу, часть ее и сейчас стоит.[8]

И вот в 1832 году был построен средних размеров храм с невысокой колокольней, выполненный в строгих формах классицизма с отдельными признаками барокко. В последствии церковь была двухпрестольной.[9]

С 1845 года в клировых ведомостях упоминается о приделе, который был освящен в честь Владимирской иконы Божией Матери, он находился в трапезе храма, главный храм не отапливался, а трапеза отапливалась. Поэтому главный храм был летним, а придел зимним.[10] В 1896 году заботами местного попечительства, устроены были и в главном храме 3 печи, и с этого времени он тоже отапливался.[11] В настоящее время в храме один престол, главный в честь Ап. и Ев. Иоанна Богослова.

Иконостас в главном храме был пятиярусный, а в приделе двухъярусный.[12] Иконостас в главном храме в 1909 году, был капитально переустроен за 2050 руб.[13]

Храмовой иконой была, икона Божией Матери, именуемая «Владимирскою», она находилась в сребро-позлащенном окладе, в ней находились мощи неизвестного святого.[14] Но потом кто-то из священников, переложил эти мощи из храмовой иконы в другую икону, которая находилась на панихидном столике, а когда в храме случился пожар (это произошло 26 июня 1896 года), мощи сгорели вместе с иконою.[15]

Что касается колокольни, то она должна была быть увеличена в высоту на целый ярус, на что имелся и план от 1843 года, но за неимением средств она осталась в прежнем виде.[16]

С начала постройки церкви ограда была деревянная и только в 1894 году, была сооружена каменная с железною решеткою, на средства жертвователей и прихожан.[17] После закрытия храма она была разрушена, а из кирпича построили ограду колхозной МТС (машинотракторная станция).

С начала открытия храма причта было положено по штату: Священник – 1, Диакон – 1, Дьячек – 1, Пономарь – 1.[18] Но со временем все изменилось, с 1849 года (когда умер диакон Лев Иванов) и до 1884 года в храме не было диакона. Хотя причта было положено столько, сколько указано выше. 4 марта 1885 года, вышел Указ Священного Синода за №3, где говорилось, что причта положено: Священник – 1, Диакон – 1, Псаломщик – 1.[19]

Жили священно и церковнослужители в церковных домах, которые были построены на церковно-усадебной земле на средства прихожан.[20]

При церкви имелась библиотека и не маленькая. Вот, например на 1892 год, в библиотеке находилось 262 тома и 189 названий книг. Помимо этого имелись журналы: Православный собеседник и Известия по Казанской Епархии с 1867 года, одна книга за 1857 год, Творения Святых Отцов за годы: 1843, 1844, 1846, 1850, 1855, 1856, 1857, 1858, 1859 и 1860. Библиотека пополнялась ежегодно выписываемыми журналами и книгами. Так же выписывались «Церковные Ведомости», издаваемые при Святейшем Синоде.[21] В Клировых ведомостях за 1915 год, упоминается уже 648 томов книг для чтения.[22] А в 1901 году, открылась бесплатная Сельская народная библиотека – читальня.[23]

В 1876 году началась постройка храма во имя Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна в селе Ивановском, и была построена за три года. Она была приписана к селу Ключам. Эта церковь стояла долго и сгорела в 1931 году.[24] На постройку был дан Указ из Казанской Духовной Консистории от 3 августа 1876 года за №5907. Освящена она была 27 сентября 1879 года. Была построена деревянная церковь с колокольнею. Престол в ней был один во Имя Рождества Святого Пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Причта в ней не полагалось, а считалась она по распоряжению Епархиального начальства приписной к селу Ключам и именовалась кладбищенскою.[25] С 1883 года по 1895 год, богослужения и требы совершал заштатный священник «в качестве викарного» Михаил Кириллович Гайев с вольнонаемным помощником.[26] Указом Священного Синода от 20 ноября 1894 года за №5038, здесь опять был открыт самостоятельный приход, состоящий из одного села Ивановского.[27] Самостоятельным он стал упоминаться с 1895 года.

В том же 1876 году в селе Ключи, было открыто Сельское мужское училище. До этого времени преподавательскую деятельность вел священник Михаил Гайев. Он собирал у себя дома детей своих прихожан и обучал их грамоте. Что интересно, когда Михаил Гайев был перемещен в село Ивановское, там он тоже собирал детей своих прихожан у себя дома, а в 1883 году открыл школу. Но вернемся в село Ключи, к сожалению, неизвестно кто был первым преподавателем в этом училище, но имена некоторых учителей нам известны. Так, например в 1892 году, учительницами были, мещанская девица Агапова Анна Васильевна, она окончила курс в Учительской женской Семинарии и дочь священника Соколова Анна Константиновна, домашнего образования.[28] В 1893 году учительницею была девица Андреева Мария Федоровна, окончившая полный гимназический курс.[29]

 В 1896 году, училище было уже смешанным. В этом же году было построено новое здание и принадлежало оно сельскому обществу. В этом году помощницей учительницы была дочь Действительного Статского Советника, девица Кремлева Вера Николаевна, окончившая полный гимназический курс.[30]

1 ноября 1900 года было открыто Сельское женское училище и помещалось оно на частной квартире нанимаемой уездным ведомством. В это время законоучителем в мужском училище состоял местный диакон, учительницею была дочь Действительного Статского Советника, девица Кремлева Вера Николаевна, помощницею у нее была, дочь уездного фельдшера, девица Лукьянова Ольга Николаевна, окончившая курс в Казанской женской Учительской Семинарии. В женском училище учительницею состояла, дочь умершего священника, девица Клобукова Евгения Константиновна, окончившая курс в Чистопольской женской прогимназии.[31]

В 1909 году, мужское начальное земское училище, было преобразовано в 2–х классное министерское. В это время, в обоих училищах, законоучителем состоял местный священник Григорий Матвеевский. Учителем в мужском училище был, Майоров Алексей Федорович, окончивший курс в Торецкой учительской семинарии. Помощницами у него были, Дмитриева Софья Федоровна, окончившая курс в 6 классной прогимназии, и Писарева Елизавета Дмитриевна, окончившая курс в Мариинской женской гимназии. В женском училище, учительницею была, Филиппова Пелагея Емельянова, окончившая курс в Епархиальном училище.[32]

С 1936 года школа стала семилетней, а 1961 года – восьмилетней, при ней была еще и вечерняя средняя. В 1980 году школа переехала в новое современное здание и стала средней.[33]

В 1907 году, в приходской деревни Ключинские Выселки (в последствии деревня Малые Ключи), открылось земское училище. В 1910 году, законоучителем там был, диакон церкви села Ключи, Арский Василий Михайлович. Учительница Макарьева Екатерина Анисимовна, окончившая курс в Казанской учительской школе.[34]

Жизнь, развитие села были всегда связаны с Раифским монастырем, который являлся для Ключинской церкви, жителей села духовным покровителем, идейным наставником (сейчас, кстати, Ключинский храм является подворьем Раифского монастыря). В июне 1918 года, когда Раифский монастырь пришли грабить сотрудники ЧК под руководством Несмелова, именно ключинские жители одними из первых прибежали на зов набата и не только остановили грабеж, но, видя те бесчинства, которые сделали в монастыре мародеры, не смогли сдержать себя и расправились с ними. Естественно, чекистов советская власть объявила героями революции, а крестьян – защитников монастыря от посягательства властей, врагами народа. После этого в Ключах были проведены репрессии, многие жители были арестованы и осуждены, многие раскулачены и сосланы в Севкрай.

И вот во время таких гонений на церковь, когда по всей России закрывались сотни храмов и монастырей, в Ключах прихожане не только не дают властям закрыть храм, но и наоборот, проявляют небывалую заботу о нем и обновляют все внутреннее убранство в 1928 году. Правда, после очередной волны репрессий, прокатившихся по стране в середине 30-х годов, когда не осталось тех, кто бы мог отстоять храм, власти его закрывают, забирая особо ценные вещи, проявляя милость к последнему настоятелю отцу Григорию из-за его возраста.[35]

Глава II.Священно и церковнослужители (с 1832 г. и до закрытия храма).

2.1. Священники.

Вознесенский Александр Семенович (1832 – 1834 гг.)

Сын священника. 28 июля 1797 года, по исключении из пиитического класса Казанской Духовной Семинарии, Преосвященным Амвросием Казанским, посвящен в диакона и направлен в село Воскресенское, Казанского уезда, 23 марта 1808 года переведен во Владимирский собор, г. Казани. 29 октября 1815 года, Преосвященным Амвросием посвящен в священника, отправлен в село Чермешиво, Космодемьянского округа. 19 декабря 1817 года, был переведен в Троицкую церковь, г. Казани, что в гражданском тюремном замке. Находясь здесь был определен увещателем в военном суде. 5 марта 1825 года переведен в село Ивановское (Сумки), а в 1832 году со всем причтом переехал в село Ключи, так как церковь в селе Ивановское обветшала и новый храм был построен в селе Ключах, а в селе Ивановское церковь была упразднена. 30 декабря 1833 года умер.[36]

Ендимионов Алексей (1834 г.)

В 1817 году был переведен в Богоявленскую церковь, г. Симбирска, на праздное священническое место. Больше о нем ничего неизвестно. Можно предположить, что в село Ключи, он приехал в начале 1834 года, так как священник, который был до него, умер 30 декабря 1833 года.[37]

Гайев Михаил Кириллович (1834 – 1855 гг.; 1856 – 1868 гг.; 1869 – 1877 гг.)

Родился в 1811 году, в селе Соловцове, Казанского уезда.[38] Сын священника. Обучался в Казанской Духовной семинарии. Окончил курс богословского учения с аттестатом II разряда. 9 сентября 1834 года, Преосвященным Филаретом посвящен в село Ключи священником. Отчасти знал татарский язык.[39] 11 января 1855 года, был переведен в село Усады, Казанского уезда, а 14 июня 1856 года, обратно в село Ключи. С 1847 года занимался обучением детей своих прихожан, в своем доме.[40]

В 1862 году по отзыву его, относительно возложенных трудных обязанностей, от депутатской должности освобожден.[41]

21 декабря 1868 года по прошению и желанию прихожан перемещен был в Казанскую Смоленско-Дмитриевскую церковь, что находится в Ягодной слободе, а 17 февраля 1869 года по его желанию, возвращен обратно в село Ключи.[42]

16 ноября 1877 года по собственному желанию, уволен был за штат и по 1883 год состоял при городской Казанской Покровской церкви в качестве викарного священника, а в 18 февраля 1883 года по прошению крестьян села Ивановского, определен Указом Консистории, викарным священником в данное село, в котором с марта этого же года стал заниматься обучением детей своих прихожан.[43] В марте 1883 года им была открыта школа в селе Ивановском.[44]

Умер в селе Ивановском, где был погребен 22 апреля 1895 года в ограде около алтаря.[45]

Занимал следующие должности:

В 1843 году по Указу Казанской Духовной Консистории определен в должность депутата.[46]

Указом Казанской Духовной Консистории от 31 мая 1860 года, определен наставником Закона Божия нижним чинам Азовского пехотного полка 13 – й роты.[47]

26 апреля 1874 года Указом Казанской Духовной Консистории, назначен членом комиссии по постройки в Казанской Седмиезерной пустыни новой каменной колокольни.[48]

Награды:

18 ноября 1846 года, Высокопреосвящейнейшим Владимиром, награжден набедренником, за усердное прохождение депутатской должности.[49]

В 1850 году за просвещение Святым Крещением из евреев кантонистов, Указом Казанской Духовной Консистории объявлена Архипастырская признательность.[50]

В память войны 1853 – 1856 гг., награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте.[51]

14 мая 1860 года, за отличную и усердную службу высочайшее пожалование – бархатная фиолетовая скуфья, на которую имеет свидетельство из Казанской Духовной Консистории, данное 7 ноября 1860 года за № 7915.[52]

В 1862 году Указом Казанской Духовной Консистории объявлена ему архипастырская признательность за обучение детей своих прихожан.[53]

16 апреля 1868 года за отличную и усердную службу, награжден бархатной фиолетовой камилавкой.[54]

За пятидесятилетнюю отличную, усердную, полезную и беспорочную службу, Всемилостивейшее сопричислен к Императорскому Ордену Св. Равноапостольного Владимира четвертой степени. Грамота со знаками орденскими дана 19 января 1887 года за № 282.[55]

Крылаев Петр Гаврилович (1855 – 1856 гг.)

Диаконский сын. По окончании богословского курса в Казанской Духовной семинарии, был уволен с аттестатом II разряда.

2 декабря 1834 года, Членом Святейшего Правительствующего Синода, Преосвящейнейшим Архиепископом Филаретом, произведен во священника к Троицкой церкви села Усад, Казанского уезда.

11 января 1855 года перемещен в село Ключи, где прослужил до 14 июня 1856 года. Куда был перемещен неизвестно.[56]

Нечаев Александр (1868 – 1869 гг.)

До того как был перемещен в село Ключи, служил в деревне Сухая-река, Казанского уезда. 21 декабря 1868 года был определен в село Ключи, на место священника М. К. Гаиева.[57] 10 февраля 1869 года был переведен в село Теньки, Свияжского уезда.[58] Больше о нем ничего не известно.

Нелидов Евгений Александрович (с 1877 – 1887гг.)

Сын священника. По окончании курса Богословских наук в Казанской Духовной Семинарии в 1862 году был уволен с аттестатом II разряда. 20 сентября 1864 года Высокопреосвященнейшим Афанасием Архиепископом Казанским, рукоположен во священника и направлен в село Левашево Спасского уезда. 16 ноября 1877 года резолюцией Высокопреосвященнейшего Антония Архиепископа Казанского перемещен в село Ключи. Из инородческих языков знал чувашский. С 1885 года и по 1909 – в церкви Неопалимой купины при Казанской губернской земской больнице и законоучитель фельдшерской школы. С 1902 протоиерей.

Занимал следующие должности:

С 1877 года занимал должность законоучителя в Ключинском сельском училище.

Награды:

В 1868 году указом Казанской Духовной Консистории от 17 сентября за №5026 объявлена ему благодарность Епархиального начальства за его успешную деятельность по увещанию преступников.

В 1875 году награжден набедренником.

В 1880 году за усердную службу по Епархиальному ведомству, награжден скуфьей.[59]

Прокопьев Петр (1887 г.)

О нем упоминается в «Деле об исключении из православия в старообрядчество крестьянина села Ключей, Кукморской волости, Казанского уезда, Никиты Федоровича Титова…», в этом деле упоминается «Выпись из метрической книги, часть первая о родившихся за 1887 год, выданная священнослужителями Иоанно-Богословской церкви села Ключей, Казанского уезда, о рождении и крещении крестьянина села Ключей Никиты Феодоровича Титова». Там есть пункт «крещение совершили», вот там то и упоминается священник Петр Прокопьев с диаконом Гавриилом Кремковым и псаломщиком Николаем Афонским.[60]

Милонов Сергей Павлович (1889 – 1891 гг.)

Сын священника. Родился 14 сентября 1864 года. В селе Сотников, Чебоксарского уезда, Казанской губернии. 23 июня 1886 года окончил курс в Казанской Духовной Семинарии со свидетельством II разряда. 23 сентября 1883 года по прошению принят вольноопределяющимся во 2 Артиллерийскую бригаду. 23 сентября 1887 года по прошению уволен из вольноопределяющихся с чином фейерверкера полевой Артиллерии. 1 ноября 1887 года по прошению принят канцелярским служителем Казанской Духовной Консистории и командирован в канцелярию Казанского Епархиального архиерея помощником секретаря. 3 июля 1888 года по прошению определен на вторую священническую вакансию к церкви села Багильдина, Цивильского уезда. 30 сентября 1888 года рукоположен в священника Высокопреосвященнейшим Павлом Архиепископом Казанским, к церкви села Багильдина. 29 декабря 1888 года по прошению перемещен к Казанской церкви г. Цивильска. 13 июля 1889 года перемещен в село Ключи. Знал чувашский язык. С 1899 года в селе Моркваши, Свияжского уезда.

Занимал следующие должности:

Законоучитель Цивильского городского женского училища с 1 января 1889 года по 13 июля 1889 года.

Законоучитель Ключинского сельского училища.[61]

 

Львов Александр Михайлович (1891 – 1899 гг.)

Родился в селе Дмитриевском, Хвалынского уезда, Саратовской губернии. Сын причетника. 24 июня 1879 года окончил курс в Казанской Духовной Семинарии со званием студента. 5 декабря 1879 года, рукоположен в священники села Тогаева, Чебоксарского уезда, Преосвященным Павлом, бывшим Викарием Казанской Епархии. По прошению перемещен в село Изгары, Чистопольского уезда, 23 апреля 1881 года. А 22 января 1891 года, по прошению перемещен в село Ключи. 23 сентября 1899 года перемещен в Смоленско-Дмитриевскую церковь, г. Казани. (Из. по Каз. Еп.) С 1906 в Смоленско-Седмиозерной церкви г. Казани.

Занимал следующие должности:

Законоучитель Тогаевской Земской школы с 15 января 1880 года по 23 апреля 1881 года.

Законоучитель Изгарской Земской школы с 25 сентября 1881 года по 1 октября 1887 года.

Законоучитель Ивановской Церковно-приходской школы с 9 октября 1885 года по 22 января 1891 года.

Законоучитель Ключинской Земской школы с 1 февраля 1891 года по 1899 год.

Депутат от Духовенства на Окружные и Епархиальные съезды с 1881 по 1884 гг.

Депутат на такие же съезды Духовенства с 1887 года по 22 января 1891 года.

Следователь по первому благочинию Чистопольского уезда с 11 декабря 1887 года по 22 января 1891 года.

Депутат от Духовенства от седьмого и восьмого участков церквей Казанского уезда с 8 июня 1892 года.

Депутат по межевым делам по первому благочинию Казанского уезда с 8 июня 1892 года.

Кандидат к члену Благочиннического Совета первого благочиния Казанского уезда с 14 декабря 1894 года по 8 апреля 1896 года.[62]

Следователь по первому благочинию Казанского уезда с 21 июня 1895 года.[63]

Награды:

За усердную и полезную службу награжден набедренником – 1 января 1887 года.

За усердные занятия по Закону Божию в Изгарском училище получил благодарность Чистопольского уездного Училищного совета – 11 июня 1883 года.

За особенное усердие по устройству и украшению приходского храма объявлена благодарность Епархиального начальства – 24 мая 1886 года.

За особенные хлопоты и попечение об устройстве церковных домов для псаломщиков объявлена благодарность Епархиального начальства – 7 марта 1887 года.

За труды по ивановской Церковно-приходской школе объявлена благодарность Епархиального начальства – 4 февраля 1889 года.

10 декабря 1894 года награжден скуфьей.[64]

Преображенский (1899 г.)

Известно только, что он был диаконом Петропавловского собора г. Казани. 23 сентября 1899 был рукоположен во священника и направлен в село Ключи.[65] 7 октября 1899 года, был уволен за штат. Причина не известна.[66]

Никольский Павел Александрович (1899 – 1901 гг.)

Сын священника. Родился в селе Помьялах, Чебоксарского уезда, Казанской Епархии. 24 июня 1885 года окончил курс в Казанской Духовной Семинарии со свидетельством II разряда. 1 октября 1885 года по прошению определен псаломщиком в Троицкий собор, г. Мамадыш. 10 сентября 1888 года. Рукоположен во священника и направлен в Тихвинскую церковь, села Александровой – Слободы, Чистопольского уезда. 10 октября 1899 года по прошению перемещен в село Ключи.[67] 31 мая 1901 года был перемещен в село Чепчуги, Казанского уезда.[68] Знал отчасти Чувашский и Марийский языки.

Занимал следующие должности:

Законоучитель в школе села Александровой – Слободы, с 21 августа 1889 года по 10 октября 1899 года.

Руководитель и законоучитель в Тюртесевской второклассной церковно-приходской школе, с 5 августа 1896 года по 1 сентября 1899 года.

Награды:

1 мая 1897 года награжден набедренником.[69]

 

Темин Анатолий Федорович (1901 – 1904 гг.)

Сын мещанина. Воспитывался в Пермском военном училище. Затем поступил в казанскую фельдшерскую школу. По окончании полного курса наук, 14 января 1864 года утвержден младшим медицинским фельдшером и определен на службу в Казанский военный госпиталь. Служа в военно-медицинском ведомстве, по распоряжению медицинского начальства, был командирован: 18 апреля 1864 года – в город Балашев, Саратовской губернии, для падания медицинских пособий при сопровождении оттуда 12-го маршевого эшелона на Кавказ. 14 декабря 1864 года – в город Тюмень, Тобольской губернии, падания медицинских пособий; при сопровождении оттуда рекрутской партии до города Петропавловска. 23 июня 1866 года – в город Саранск, Пензенской губернии, для падания медицинских пособий; при сопровождении оттуда рекрутской партии до города Выборга, Финляндской губернии. Отслужив в фельдшерской школе шести летний срок службы, 10 февраля 1871 года по личному своему желанию, был уволен из медицинского ведомства без присвоения ему воинского звания. 20 февраля 1871 года по прошению потупил в Казанскую Духовную Академию писцом и фельдшером. 1 октября 1872 года Высокопреосвященнейшим Антонием Архиепископом Казанским и Свияжским, был рукоположен в диакона и служил в Академической церкви в честь Св. Архистратига Михаила. 11 мая 1877 года по желанию был перемещен в Покровскую церковь г. Казани. 28 января 1884 года рукоположен в сан священника и направлен в Воскресенскую и Крестовоздвиженскую церковь г. Чебоксар. 3 августа 1884 года по семейным обстоятельствам и личному желанию, перемещен в село Чепчуги, Казанского уезда. 31 мая 1901 года по прошению перемещен в село Ключи.

Занимал следующие должности:

Законоучитель в Чепчуговском сельском мужском и женском училищах и в училище деревни Тогашево, прихода села Чепчугов, с 3 августа 1884 года по 26 августа 1901 года.

Законоучитель в Ключинском мужском училище, с 26 августа 1901 года.

Награды по медицинскому ведомству:

6 апреля 1867 года, за отличную и усердную службу, по представлению медицинского начальства, награжден – 8 руб.

11 мая 1868 года, за отличную и усердную службу, по представлению медицинского начальства, награжден – 8 руб.

16 июня 1869 года, за отличную и усердную службу, по представлению медицинского начальства, произведен старшим медицинским фельдшером.

17 января 1870 года, за беспорочную шестилетнюю ревностную службу, по представлению медицинского начальства, награжден нашивкою из желтой тесьмы для ношения на левом рукаве мундира.

12 июня 1871 года, за отличную и усердную службу, медицинским начальством в декабре месяце 1870 года, представлен к Высочайшей награде в количестве полугодового оклада жалования, и представленную награду получил по выходе из военно-медицинского ведомства.

Награды по духовному ведомству:

За отличные и усердные труды по должности фельдшера и письмоводителя Академии и безвозмездную службу по должности диакона, по журналам правления Академии с утверждения Высокопреосвященнейшего Антония, Архиепископа Казанского и Свияжского, удостаивался следующих наград: 30 декабря 1872 года – 35 руб.; 17 марта 1874 года – 115 руб.; 26 декабря 1875 года – 65 руб.; 16 марта 1876 года – 50 руб.

За усердное преподавание Закона Божия и ревностное отношение к делу обучения крестьянских детей правилам православной веры, награжден денежною наградою из министерских сумм в количестве 20 руб., как значится в отношении инспектора народных училищ от 20 декабря 1887 года за №1283.

В декабре 1886 года, за честное и ревностное пастырское служение, награжден набедренником.

За отличные и усердные труды по преподаванию Закона Божия и ревностное отношение к делу обучения крестьянских детей правилам православной веры, Высокопреосвященнейшим Павлом, Архиепископом Казанским и Свияжским, преподано Архипастырское благословение с разрешением включить в послужной список, как значится в Указе Духовной Консистории от 15 февраля 1888 года за №1767.

За усердные труды и ревностное отношение к делу обучения крестьянских детей правилам православной веры, награжден денежною наградою из министерских сумм 25 руб., как значится в присланном талоне от 16 января 1894 года за №10.

15 мая 1891 года, удостоен благословения Святейшего Синода.

15 мая 1894 года, награжден бархатною фиолетовою скуфьею.

За усердные труды и ревностное отношение к делу обучения крестьянских детей Закону Божию засвидетельствованное училищным Советом, по постановлению Казанской Уездной Земской Управы, награжден 25 руб., как значилось в отношении Управы от 27 марта 1898 года за №2014.

За усердное преподавание Слова Божия, усердное преподавание Закона Божия в начальных народных училищах и успешные труды в миссионерском деле, Епархиальным начальством выражена благодарность с занесением в формуляр, как значилось в Указе Казанской Духовной Консистории от 13 декабря 1899 года за №15720.

14 мая 1901 года, награжден камилавкою.

Еще у него была серебряная медаль в память Императора Александра III.[70]

 

Шекаров Иван Спиридонович (1904 – 1908 гг.)

Сын крестьянина. Родился в селе Петровском, Царевококшайского уезда, Казанской губернии. Образование получил дома. 6 марта 1885 года по прошению определен псаломщиком в домовую церковь села Петровского, Царевококшайского уезда. 9 ноября 1887 года был посвящен в стихарь. 26 июля 1889 года по прошению перемещен в село Д. , Мамадышского уезда. 12 ноября 1896 года по прошению перемещен в село Красная Горка, Мамадышского уезда. 21 декабря 1896 выдано было свидетельство на звание учителя приходского сельского начального народного училища. 28 октября 1897 года рукоположен в диакона и остался в этой же церкви, с оставлением на псаломщической вакансии. 7 ноября 1897 года Епархиальным начальством перемещен в церковь села Парат, Казанского уезда, на вакансию псаломщика. 11 августа 1898 года Епархиальным начальством перемещен в церковь села Ильинского, Казанского уезда, на вакансию псаломщика. 6 июля 1899 года Резолюциею Высокопреосвященнейшего Арсения, перемещен в Воскресенскую церковь г. Чебоксар, на вакансию псаломщика. 6 октября 1899 года Резолюциею Высокопреосвященнейшего Арсения, в Тихвинскую церковь г. Казани, на вакансию псаломщика. 27 марта 1900 года Резолюциею Высокопреосвященнейшего Арсения, перемещен в церковь села Столбищи, Казанского уезда, на диаконскую вакансию. 16 марта 1903 года рукоположен во священника и направлен в церковь села Тетвель, Чистопольского уезда. 30 июня 1904 года перемещен в село Ключи. С 1908 года в селе Подберезье, Свияжского уезда.

Занимал следующие должности:

Учитель Петровской церковно-приходской школы, Царевококшайского уезда, с 30 октября 1886 года по 26 июля 1889 года.

Законоучитель Бизюргубского земского училища, Казанского уезда, с 28 января 1898 года по 1 сентября 1899 года.

Законоучитель Тетвельского земского училища, с 5 сентября 1903 года.

Законоучитель Ключинского мужского училища, с 15 сентября 1904 года.[71]

Матвеевский Григорий Иванович (с 1908 г.)

Сын священника. Родился в селе Шеланге, Свияжского уезда. В 1882 году по прошению был уволен из VI класса Казанского реального училища. В 1893 году окончил курс на миссионерских двух годичных курсах по татарскому отделу при Казанской Духовной Академии. Там выучил татарский язык.[72] 27 февраля 1894 года рукоположен во священника и направлен в село Можарова, Тетюшского уезда. 10 ноября 1897 года перемещен в село Подберезье, Свияжского уезда. 29 сентября 1908 года перемещен в село Ключи. Сейчас в селе Большие Ключи существует его могилка на сельском кладбище, а вот в каком году он умер и был похоронен там не разобрать. А почему он был похоронен на сельском кладбище, а не рядом с храмом, об этом нам рассказала одна из прихожанок нашего храма. Она сказала, что батюшка Григорий сам попросил, чтобы его похоронили где всех. У него спросили «почему?». Он на это ответил: «придет время и меня здесь затопчут».

Занимал следующие должности:

Учитель Теньковской церковно-приходской школы, Свияжского уезда, с 1882 года по 1884 год.

Учитель Варваринской церковно-приходской школы с 1884 года по 1886 год.

Учитель Салманского Земского училища, Спасского уезда с 1886 года по 1891 год.

 Законоучитель Можаровского Земского училища, Беловолжской церковно-приходской школы, Тетюшского уезда с 1894 года по 1897 год.

Законоучитель Подберезенского Земского училища и заведующий Мало-Подберезенской церковно-приходской школы, Свияжского уезда с 10 ноября 1897 года по 29 сентября 1908 года.

Председатель строительного комитета по постройке церкви в селе Подбрезье, Свияжского уезда с 1900 года по 1908 год.

Председатель строительного комитета по постройке церкви в деревне Малое Подберезье с 1902 года по 29 сентября 1908 года.

Депутат по церковно-земельным делам второго округа Свияжского уезда с 1904 года по 29 сентября 1908 года.

Депутат от второго округа Свияжского уезда на Епархиальные и Окружные съезды с 1905 года по 29 сентября 1908 года.

Младший помощник благочинного с 1906 года по 1908 год.

Состоял законоучителем Ключинского М. Н. П. училища и женского земского училища.

Награды:

16 октября 1899 года награжден набедренником.

28 июля 1907 года награжден скуфьй.[73]

Краснов Виктор Иванович (1936 г.)

О нем известно только, что он родился в 1877 году. И что он был священником в церкви села Ключей, в 1936 году. Он упоминается как протоиерей Краснов Виктор Иванович.

2.2. Диакона.

До 1819 года в селе Ивановском, причт состоял из одного священника, дьячка и пономаря; в 1819 году был назначен еще и диакон; в таком составе причт 1832 году был перемещен после, упразднения в селе Ивановском, церкви, в новую церковь, построенную в деревне Ключах.[74]

Иванов Лев (1832 – 1849 гг.)

Сын дьячка, из нигде не обучался. 25 марта 1813 года, Преосвященным Павлом, определен в село Шапши, Казанского уезда, в дьячком с посвящением в стихарь. 8 сентября 1819 года, Преосвященным Амвросием, произведен в диакона и направлен в село Ивановское, а в 1832 году, вместе со всеми переехал в село Ключи.[75] В Ключах он прослужил до 1849 года.[76]

Катицкий Василий Каллистратович (с 1884 г.)

Сын дьячка. 29 марта 1831 года, был исключен из высшего отделения Чистопольского Духовного Уездного училища. После этого Высокопреосвященнейшим Филаретом, Архиепископом Казанским, определен в село Ромадан, Спасского уезда, дьячком с посвящением в стихарь. 25 марта 1834 года, переведен в село Мансурово, Лаишевского уезда. 25 февраля 1838 года, переведен в село Шелангу, Свияжского уезда. А 1844 году, опять переведен в село Мансурово, Лаишевского уезда, где оказался заштатным. В 1852 году, переведен в село Сюкеево, Тетюшского уезда. 9 марта 1861 года, по желанию прихожан села Мысов, Лаишевского уезда, перемещен в это село. 14 декабря 1870 года, определен в Ильинскую церковь, г. Казани. 27 февраля 1874 года, перемещен в село Ключи, дьячком.[77] В 1884 году, рукоположен в диакона, и остался в том же селе.[78]

Кремков Гавриил Николаевич (1887 г.)

Неизвестно когда он был рукоположен в диакона. Он тоже как и священник Петр Прокопьев, упоминается в «Деле об исключении из православия в старообрядчество крестьянина села Ключей, Кукморской волости, Казанского уезда, Никиты Федоровича Титова…», там он упоминается диаконом.[79] Его житие см. в разделе «Псаломщики».

Люстрицкий Михаил Федорович (1890 – 1891 гг.)

Сын священника. Родился в селе Давыдове, Карсунского уезда, Симбирской губернии. Окончил курс в Симбирском Уездном Училище. После этого поступил на педагогические курсы. В январе 1872 года, выдержал экзамен на сельского учителя и был определен в село Ховрию, Карсунского уезда. 10 февраля 1879 года, перемещен в село Жигули, Сызранского уезда, учителем. 15 сентября 1884 года, перемещен в село Елантово, Чистопольского уезда, Казанской губернии, учителем. 20 сентября 1887 года, был рукоположен в диакона и направлен в Ильинскую церковь, села Монастырского, Тетюшского уезда. 8 февраля 1890 года, по прошению перемещен в село Ключи. В свое время на него имелся донос священника Степницкого, после этого он состоял под следствием и судом за не трезвость и буйство, но от последнего был освобожден за не доказательством. Знал мордовский язык.[80]

Боков Иван Васильевич (1891 – 1897 гг.)

Сын диакона. Родился в селе Русанове, Борисоглебского уезда, Тамбовской губернии. Получил образование в I Тамбовском Духовном училище. Потом приехал жить в Казанскую губернию. 8 мая 1890 года, Архиепископом Павлом был определен на должность псаломщика в Никольский собор, г. Чистополя. 3 декабря 1890 года, по сдаче экзамена в Испытательном комитете при канцелярии Городского попечителя Казанского Учебного округа, получил свидетельство на звание учителя, сельского приходского и начального Народного Училища. 20 октября 1891 года, выдержал испытание на диаконский сан и был определен в село Ключи. 5 декабря 1891 года, рукоположен в диакона, викарием Казанской Епархии, Преосвященнейшим Никанором.[81] 9 января 1897 года, был перемещен в Вятскую Епархию.[82]

Соколов Иван Федорович (1897 – 1901 гг.)

Сын псаломщика. Родился в селе Марас, Спасского уезда, Казанской губернии. Учился в Казанской Духовной Семинарии, но 10 июня 1890 года выбыл из II класса. 20 марта 1893 года, был определен псаломщиком в Михаило-Архангельскую церковь, села Ядрина. 16 мая 1896 года, посвящен в стихарь. 4 декабря 1896 года, выдержал испытание в экзаменационной комиссии на получение диаконского сана. 20 июля 1897 года, рукоположен в сан диакона и определен в село Ключи, штатным диаконом. 12 июля 1901 года, был отстранен от должности диакона, так как с него был снят сан.

Занимал следующие должности:

Занимал должность законоучителя в школе села Ядрина, с 1896 года по 20 июля 1897 года.

Занимал должность законоучителя в Ключинском сельском мужском училище, с 30 октября 1899 года.[83]

Бакулевский Анатолий Алексадрович (1901 – 1905 гг.)

Сын священника. Родился в селе Волостникове, Спасского уезда, Казанской губернии. В 1891 году, по окончании курса в I классе Казанской Духовной Семинарии, по прошению был уволен. 10 декабря 1892 года, по прошению определен на должность псаломщика в село Венету, Лаишевского уезда. 12 января 1895 года, по прошению перемещен в село Соловцово, Казанского уезда. 14 сентября 1896 года, был посвящен в стихарь. 16 марта 1897 года, рукоположен в диакона. 11 сентября 1897 года, по прошению перемещен, штатным диаконом, в село Алаты, Казанского уезда. 12 июля 1901 года, по прошению перемещен в село Ключи. У него было свидетельство на звание учителя церковно-приходской школы.[84] 21 декабря 1905 года, перемещен в село Высокая Гора, Казанского уезда.[85]

Занимал следующие должности:

Законоучитель Мало-Алатской и Алань-Бексерской начальных школ, с 23 октября 1897 года по 12 июля 1901 года.

Преподавал Закон Божий в Ключинском женском училище, с 5 сентября 1901 года.[86]

Сузгин Николай Петрович (1905 – 1909 гг.)

Сын крестьянина. Родился в селе Никольском, Спасского уезда. В 1886 году, закончил курс в Мамадышском Городском III-х классном училище. 6 июля 1888 года, поступил в число послушников Казанского Спасо-Преображенского монастыря. 20 июля 1890 года, по прошению определен псаломщиком, в село Подберезье, Свияжского уезда. 29 июля 180 года, посвящен в стихарь. 22 января 1892 года, перемещен в село Моркваши, Свияжского уезда. 8 июня 1893 года, по прошению перемещен в село Исаково, Свияжского уезда. 25 января 1898 года, рукоположен в диакона и направлен в Казанско-Богородицкую церковь, села Никольского, Спасского уезда. 10 сентября 1899 года, по прошению перемещен в село Высокую Гору, Казанского уезда. 21 декабря 1905 года, перемещен в село Ключи.

Занимал следующие должности:

Состоял законоучителем в Кульсеитовском и Собакинском земском училище, с 6 октября 1899 года по 21 декабря 1905 года.

6 марта 1906 года, был допущен Инспектором Народных Училищ к преподаванию Закона Божия в Ключинском женском училище.

Награды:

Был награжден темно-бронзовою медалью на ленте государственных цветов, за труды по первой всеобщей переписи населения.[87]

Арский Василий Михайлович (с 1909 г.)

Сын псаломщика. Родился в селе Елагине, Лаишевского уезда.[88] 9 октября 1903 года, из 3 класса Казанской Духовной Семинарии определен псаломщиком в село Большое Карачкино, Косьмодемьянского уезда. 3 декабря 1908 года, выдержал экзамен на сан диакона в Комиссии при Казанской Духовной Семинарии. 22 февраля 1909 года, Преосвященнейшим Андреем, Епископом Мамадышским рукоположен во диакона и определен в село Ключи.

Занимал следующие должности:

Законоучитель Мало-Ключинского Земского училища с 30 ноября 1909 года.[89]

2.3. Дьячки.

Иванов Михаил (1832 – 1845 гг.)

Сын крестьянина. Учился в Казанской новокрещенской школе. 5 мая 1784 года, Преосвященным Антонием, определен в село Верхний Услон, Свияжского уезда, дьячком с посвящением в стихарь. 24 февраля 1787 года, был переведен в село Шакулово, Свияжского уезда. В 1806 году, перемещен в село Ивановское, Казанского уезда.[90] А в 1832 году с прочими членами причта, перемещен в село Ключи, где прослужил до 1845 года.[91]

Русанов Николай Филиппович (1845 – 1858 гг. )

Сын священника. Учился в грамматическом классе Казанской Духовной Академии. 10 октября 1819 года, после исключения из грамматического класса, Высокопреосвященнейшим Амвросием был определен, пономарем в село Теньки, Свияжского уезда. 2 февраля 1822 года, посвящен в стихарь. В этом же году переведен в село Чинуршу, Чебоксарского уезда. В 1827 году переведен в церковь Рождества Христова г. Чебоксар. В 1832 году переведен в Троицкую церковь г. Царевококшайска. В 1840 году переведен в село Соловцово, Казанского уезда. 31 июля 1845 года, переведен в село Ключи. Знал чувашский язык.[92]

Русанов Василий Николаевич (1858 – 1863 гг.)

Сын дьячка (Русанова Николая Филипповича). В свое время был послушником Раифской Богородицкой пустыни. 20 октября 1858 года, Преосвященным Никодимом, Епископом Чебоксарским, был определен в село Ключи в Указного дьячка. А 9 мая 1859 годы был посвящен в стихарь.[93]

Челноков Федор Егорович (1863 – 1874 гг.)

Сын диакона. Учился в Чистопольском Духовном уездном училище. Но был исключен. 3 сентября 1854 года, был определен в послушники Казанской Седмиезерской пустыни. 24 марта 1859 года Преосвященным Никодимом Епископом Чебоксарским, был определен дьячком в село Осиновку, Казанского уезда. 28 февраля 1860 года Высокопреосвященнейшим Афанасием Архиепископом Казанским, посвящен в стихарь. 15 сентября 1861 года, был переведен в Покровскую церковь г. Чебоксар. 3 августа 1863 года переведен в село Ключи.[94]

Катицкий Василий Калистратович (1874 – 1884 гг.)

См. список диаконов.

2.4. Пономари.

Евклидов Сергей Михайлович (1832 – 1847 гг. )

Сын дьячка. Учился в грамматическом классе Казанской Духовной Академии. Был исключен. 7 мая 1814 года Преосвященным Павлом, был определен в село Ивановское, Казанского уезда, с посвящением в стихарь.[95] В 1832 году с прочими членами причта, был перемещен в село Ключи, где и служил до 1847 года.[96]

Люминарский Александр Григорьевич (1851 – 1868 гг.)

Сын диакона. Был исключен из 2 класса Казанского приходского училища. В 1832 году, был определен в Вознесенскую церковь г. Царевококшайска, Указным пономарем. В 1840 году по прошению был определен в Казанский Феодоровский монастырь в послушника для усовершенствования в причетнической должности. 19 ноября 1844 года, Высокопреосвященнейшим Владимиром, определен в село Усады, Казанского уезда, пономарем с посвящением в стихарь. 5 марта 1851 года, переведен в село Ключи.[97]

Введенский Михаил Стефанович (с 1868 г.)

Сын священника. Был исключен из высшего отделения Казанского Духовного уездного училища. 20 января 1839 года, определен в село Сунгурово, Казанского уезда, пономарем. 22 сентября 1840 года, Высокопреосвященнейшим Владимиром Архиепископом Казанским, посвящен в стихарь. 21 сентября 1842 года, переведен в село Богородское. 2 ноября 1865 года, переименован в дьячка. 29 октября 1868 года, по собственному желанию был переведен в село Ключи.[98]

2.5. Псаломщики.

Кремков Гавриил Николаевич (1885 – 1886 гг.)

Сын священника. Закончил обучение в Казанском Духовном училище. 25 сентября 1879 года, был определен псаломщиком в село Кощаково, Казанского уезда. 24 февраля 1880 года Преосвященнейшим Павлом, посвящен в стихарь. 29 апреля 1883 года, перемещен в село Чепчуги, Казанского уезда. 6 июня 1884 года, перемещен в село Борисоглебское, Казанского уезда. 12 сентября 1885 года перемещен в село Ключи.[99]

Афонский Николай Петрович (с 1886 г.)

Сын священника. Родился в селе Масловке, Лаишевского уезда, Казанской епархии. В 1886 году был уволен из 2 класса Казанской Духовной Семинарии. 8 декабря 1886 года, допущен к исправлению должности псаломщика и направлен в село Ключи. 5 ноября 1887 года, посвящен в стихарь.[100]

Чернов Степан Якович (1898 – 1899 гг.)

О нем известно только, что он нигде не обучался, он был домашнего образования. В село Ключи определен был в 1898 году, на псаломщическое место.[101] А 7 ноября 1899 года был уволен.[102]

Мансветов (1899 – 1900 гг.)

Известна только фамилия. И что определен он был в село Ключи на псаломщическое место 15 ноября 1899 года, вместо псаломщика Чернова.[103]

 

Ванаг Петр Андреевич (1900 г.)

Сын крестьянина. Родился в селе Раксолах, Одзенской волости, Венденского уезда, Лифляндской губернии. Обучался в имении Лаудон, в Лаудонском 4–х классном приходском училище. Выбыл из него в 1881 году. 4 января 1900 года, определен в село Ключи. 3 марта 1900 года, был посвящен в стихарь.[104] 30 декабря 1900 года, был перемещен в село Алаты, Казанского уезда.[105]

Иванов Григорий Иванович (1900 – 1910 гг.)

Сын крестьянина. Родился в селе Петнурах, Козьмодемьянского уезда, Казанской губернии. Образование получил в сельской школе. 31 октября 1898 года, был определен в село Гремячки, Лаишевского уезда, псаломщиком. Хорошо знал черемисский язык.[106] 30 декабря 1900 года, был перемещен в село Ключи, вместо псаломщика Ванага.[107]

Печенин Александр Стефанович (с 1910 г.)

Сын псаломщика. Родился в селе Кобызеве, Свияжского уезда. Учился в Казанской Духовной Семинарии. 23 июня 1910 года, из II класса Казанской Духовной Семинарии, определен в село Ключи, псаломщиком.[108]

Терехин Геласий (Григорий) Александрович

Родился в 1877 году, в деревне Старая Тура, Высокогорского района. В свое время он жил в селе Ключи, был сторожем при церкви. Был арестован 28 января 1930 года и осужден 30 февраля этого же года. Ему дали 5 лет ссылки в Северный край. В 1937 году жил поселок 4 двора Зеленодольского района, бродячий монах. Был еще раз арестован 29 декабря 1937 года, а через два осужден. Он был активным участником восстания в 1918 году, вел активную повстанческую деятельность. После осуждения в конце 1937 года, он был расстрелян 9 января 1938 года, в городе Казани.

2.6. Старосты.

Константинов Алексей (с 1889 г.)

О нем известно только, что он был крестьянином. [109]

Кондрашин Федор Семенович (с 1891 г.)

Крестьянин села Ключей. Старостой стал в июне 1891 года.[110] До какого времени был на этой должности неизвестно.

Ганин Алексей Егорович (с 1910 г.)

Крестьянин села Ключей. Старостой стал 22 января 1910 года.[111]

Кириллов Яков Дмитриевич (с 1913 г.)

О нем известно только, что он домашнего образования. В должности церковного старосты с 7 апреля 1913 года.[112]

Глава III. История восстановления церкви Иоанна Богослова в с. Большие Ключи.

Церковь была закрыта в конце 30–х годов XX столетия, были сняты кресты, растащены иконы и вся церковная утварь. Колокола со звонницы храма были сняты и увезены в Казань на переплавку. Самый большой колокол весил 128 пудов 10 фунтов. По рассказу одной из прихожанки, на ее памяти, вокруг церкви еще была кирпичная ограда (она была разрушена, а из кирпича построили ограду колхозной МТС), напротив входа в храм были еще различимы три могилы (вероятнее всего там были похоронены священнослужители). Мы не знаем точного года закрытия храма, но еще в 1936 году здесь служил священник (Краснов Виктор Иванович, см. II главу).

Где-то в 50 – е годы, прошлого столетия, на ее памяти, в здании церкви была хлебопекарня, а где сейчас находится центральный вход в храм, там был помадочный цех (варили помадку). Церковь до 1980 года, была на балансе совхоза «Ключинский». «Рабкооп» оплачивал совхозу арендную плату. В 1982 церковь передали на баланс Сельского Совета.

В 1988 – 1989 годы в зданиях, которые принадлежали церкви (там раньше проживали священно и церковнослужители), предприниматель из г. Казани Московкин Николай Васильевич с женой оборудовал цех по переработке (битью) шерсти у населения близ лежащих сел и деревень. В этом же здании проживали и сами.

Где-то в 1990 году, Московкин обратился в Казанскую Епархию по вопросу восстановления церкви. В самом храме в это время уже была не пекарня, а продовольственный склад, а где был помадочный цех, там находился хозяйственный магазин. В алтаре хранились такие дефицитные в то время продукты, как водка, сливочное масло, конфеты, мясо, а в остальном помещении, сахарный песок, крупы, сигареты, консервы, рыба и другое. Вход был с южной стороны храма.

После того как из епархиального управления пришло благословение на восстановление церкви, при поддержки председателя Сельского Совета Садыкова В. С., был создан Церковный Совет, в который входили: Московкин Н. В., Отлетаева Е. С., Лексина А. П., Ульянова К. И., Новикова М. В. По решению совета склад был переведен в другое помещение. Стали силами прихожан устраивать воскресники и субботники по уборке территории вокруг храма и внутри церкви от мусора и хлама. Было вывезено несколько десятков машин мусора на свалку. Силами членов Церковного Совета, несколько раз был подворный обход по сбору пожертвований на восстановления церкви. Жертвовали, кто сколько может. Казаначеем был избран Московкин Н. В. Были закуплены цемент, олифа и другие стройматериалы. В здании школьного интерната не далеко от храма (этого здания уже нет) был открыт молельный дом. К тому времени в селе Большие Ключи, уже был священник (отец Алексей). Иконы и другую утварь приносили прихожане. А в здании церкви в то время велись реставрационные работы: отмывали стены от копоти и пыли, цементировали полы. Все эти работы велись силами прихожан безвозмездно посредством субботников и воскресников. А служба пока проходила в здании интерната.

Церковь была еще в лесах, когда было первое отпевание усопшей, это произошло 12 января 1995 года. Затем постепенно и служить стали в самой церкви. 21 мая 1995 года храм был освящен Архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием.

Когда я стал алтарником храма в селе Большие Ключи, это случилось в 1998 году, то в храме служил уже другой священник, отец Александр Полонянкин (сейчас он служит в г. Елабуге). А с 2001 года настоятелем храма является отец Константин Исаков. Еще одно событие случилось в 2001 году, Раифский Богородицкий монастырь взял под свой покров Большеключинскую церковь и вот уже 7 лет она является подворьем монастыря. 9 октября 2003 года был праздник, посвященный юбилею храма, после Божественной Литургии, наместник Раифского монастыря архимандрит Всеволод во время проповеди сказал: «Последние два года настоятелем храма является иерей Константин Исаков. Два года — срок небольшой, однако сделано стараниями отца Константина уже немало. Отрадно видеть, что он все свои силы отдает восстановлению храма и возрождению его традиций».[113]

Действительно, церковь, когда-то одиноко стоявшая на пустыре и в которой в свое время располагались магазин и хозяйственный склад, сегодня — в своем былом великолепии. Внутри храма, благодаря искусным мастерам под руководством известного иконописца из Санкт-Петербурга Александра Батанова, восстановлены старинные росписи… В планах настоятеля большеключинского храма — создание воскресной школы, а при ней детского хора и иконописной студии.

До революции престольный праздник в Больших Ключах был праздником для каждого жителя села. После литургии устраивались обширные народные гуляния. Вот и возникла у отца Константина идея превратить церковный праздник в настоящее торжество на селе. Вечером того же дня в местном Доме культуры состоялся концерт, посвященный юбилею храма. На сцене – малыши из детского сада «Рябинка» (заведующая Ольга Романова). Добрые светлые четверостишия о вере, о церкви, о Боге в их исполнении умиляли. Незатейливые строчки, вроде «… и молитвы всех ребят, словно свечечки, горят», трогали до глубины души. Невольно приходили на память слова из Евангелия: «… кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него»… В концерте принял участие и ансамбль воспитанников Раифского монастыря. Особенно ярко прозвучала в их трогательном исполнении «Молитва»… Приятно поразило мастерство ребят. Прекрасно принимали большеключинцы и талантливых юных вокалистов из Зеленодольска — хоровой коллектив «Купель» (руководитель — матушка Лия). Особую торжественность вечеру придало выступление вокального квартета Раифского монастыря «Притча» (руководитель — диакон Сергей Уренцов).

В этот вечер со сцены прозвучало и много теплых слов благодарности его руководителям. Были вручены и подарки. Так, от Раифского монастыря была оказана значительная финансовая помощь не только храму, но и большеключинскому детскому саду и начальным классам сельской школы.[114]

Иерей Константин Исаков.

 Отец Константин родом из здешних мест. Правда, некоторое время, еще, будучи школьником, он с родителями жил в Тихорецке (Краснодарский край), в Чебоксарах (Чувашия). Но родные места всегда зовут назад: здесь все мило и приятно, к тому же здесь покоятся твои предки. В 1989 году семья Исаковых вернулась в Раифу. — Мой прапрадед по материнской линии был очень зажиточный человек. В конце 30-х годов его раскулачили и вместе с сыном отправили в лагеря. Прапрабабушку предупредили: если в будущем не хочешь неприятностей и хочешь получить работу, — смени фамилию. В то время у нее на руках оставался малолетний сын, и она записала его на свою девичью фамилию. Так мои прямые потомки по материнской линии разделились на две ветви. Из лагеря вернулся только мой прадед. А так как ни дома, ни угла у него не было, он с семьей скитался по селу. Никто их даже на постой не брал. Тогда около храма (в котором сегодня служу я) они просто-напросто вырыли землянку и стали в ней жить. В этой же землянке родился и мой дед… Эта землянка сохранилась до сих пор — как напоминание о том тяжелом для семьи времени. Будучи подростком, отец Константин каждое лето гостил у прабабушки. Так что Раифский монастырь ему знаком с детства. Видел его еще в руинах — без маковок церковных куполов и без звона монастырских колоколов. Видел, как разрушенные и оскверненные храмы стали возвращаться к жизни. И не только наблюдал со стороны: после службы в армии на таежной заставе Дальнего Востока он по зову своего сердца обратился с просьбой к наместнику монастыря архимандриту Всеволоду взять его помощником на восстановительные работы. Это было в августе 1995 года. — Тогда полным ходом шло восстановление монастыря — шла интенсивная работа в Троицком соборе: в сентябре, на престольный праздник монастыря, должна была состояться в нем первая служба. Работали и днем и ночью. Сначала он был просто рабочим-специалистом по восстановлению храмов, затем стал начальником охраны монастыря, отвечал за его безопасность. Монастырь становился частью его жизни. Подсознательно, сердцем понял, что здесь его дом, дом его души. По благословению настоятеля монастыря начал читать псалтирь, изучать церковно-славянский язык. Постепенно менялось и мировоззрение. Мирское стало отходить на второй план. — Никогда не думал, что буду церковным служащим, да еще и священником. Все произошло по промыслу Божиему. Однажды отец Марк пригласил меня в канцелярию и попросил заменить его на короткое время — через полгода я уже полностью вел работу канцелярии. Монастырский уклад еще больше и прочнее вошел в мою жизнь. Только в монастыре ощутил, что такое истинная духовность. Со временем по благословению архимандрита Всеволода я был рукоположен в диаконы. А чуть позже — в священники. По указу владыки послушание я продолжал нести в канцелярии, но в это же время изучал и службу. Господь дал мне возможность приобщиться к церковной жизни. Прошло еще немного времени, и меня назначили настоятелем Ключинского храма — подворья Раифского монастыря. С того времени прошло уже два с лишним года. И хотя службы на Раифском подворье бывают по выходным и праздничным дням, в храме батюшка бывает каждый день. Им возобновлена дореволюционная традиция Крестных ходов, при нем вновь зазвонили колокола. А ведь храм еще совсем недавно стоял в запустении… — Я знал, конечно, в каком состоянии находится храм, знал, что службы там почти не ведутся, но при церкви, как мне сказали, есть добрая пожилая женщина, на которую можно положиться. Приехал. Вижу, одна бабушка гоняется с палкой по двору за каким-то пьяницей. Оказалось, что это и есть та самая добрая женщина — тетя Клава. «Ничего себе», — думаю… Сейчас она и есть моя первая помощница в церкви. Родных у нее нет, свою жизнь она посвятила Богу. Недавно со своей пенсии оплатила работу резчикам, которые делали сень над иконой «Неупиваемая чаша». Первый год был очень тяжелым. Хорошо, что отец Всеволод материально поддерживал. Начали приводить в порядок храм и его территорию. Думаю, что люди увидели, что пришел я с серьезными намерениями, начали помогать. Никогда не забуду первую службу — это было отпевание. До этого я ни разу еще никого не отпевал. Видел, конечно, не раз, служил панихиду в монастыре. Приехал в храм, раздул кадило, вот-вот должны принести отпевать. Подходит ко мне тетя Клава и спрашивает: «А Царские врата, батюшка, будете открывать?» А я-то и не знаю. Звоню отцу Всеволоду, и он мне объяснил, что, действительно, есть такая традиция, отпевание проводить при открытых Царских вратах… Вот так началось мое служение: не во здравие, а за упокой… Любые средства, которые жертвовали на храм, он в первую очередь использовал на восстановление храма. Теперь церковь сияет белизной, восстановлены росписи. — Не стыдно сейчас смотреть в глаза прихожанам, которые стояли когда-то на битом щебенчатом полу, среди мерзости и запустения. На службе обычно бывает человек 20. В праздники же гораздо больше, конечно: приходят из близлежащих сел и деревень. Идут за советом к батюшке со всей округи, а он, если не из своего опыта, то из опыта святых отцов ответ находит. Да и как же иначе. Церковь всегда была центром жизни человека: от рождения до смерти. Встречала в этом мире и провожала десятки поколений наших верующих предков. Настало время, когда мы должны стать, достойны их памяти.[115]

Непременное желание было у отца Константина — воссоздать былое наследие церкви в селе Большие Ключи: ее уникальные росписи. Этим он занялся сразу же, как стал настоятелем храма. Его поддерживают художники из Петербурга. Большая часть работ выполнена Александром Батановым и Юрием Пацуковым...

«Росписи, те которые сейчас каждый видит в храме, — это росписи исторические, - говорит иерей Константин, настоятель подворья Раифского монастыря в Больших Ключах. - Когда храм в 1832 году строили заново, то именно в это время начали расписывать и стены церкви. В советские годы внутри храма был открыт склад. Так как помещение было огромным и плохо отапливалось, то было принято решение сделать потолок, который прошел как раз по нижнему ярусу росписей. И за счет этого росписи наверху сохранились в первозданном виде. Что было внизу, то все пропало. Восстановить росписи — очень дорогостоящий труд. Но в конце концов нашелся Владимир Михайлович Зубарев, который и дал согласие на то, чтобы финансировать возрождение исторических росписей нашего храма. В 2001 году началось строительство лесов, и в 2005 году была закончена последняя роспись. Восстановлены росписи, сохранен колорит 1832 года...

Современные иконы, которые внизу, сделаны на холстах, а все, которые расположены выше, написаны непосредственно на стене, на штукатурке. Это академическая живопись, а не фрески. Конечно, еще, как говорят художники-реставраторы из Санкт-Петербурга, здесь применены многие приемы иконописи, заметно и влияние западных школ. Отметим, что восстанавливали росписи художники из мастерской Санкт-Петербурга под руководством Александра Владимировича Батанова.

Сейчас у нас работают заслуженные художники России, продолжают возрождать росписи. Они будут расписывать еще два придела — это будет их авторская работа...

Уникальная роспись в куполе храма — изображение Бога-Отца. Практически нигде более вы не встретите такого, ведь в православных церквах запрещалось писать одного Бога-Отца, традиционно писали Святую Троицу: то есть Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святый Дух. Когда же обнаружили, что в нашей церкви на сохранившейся росписи изображен только один Бог, то долго не могли решить, как поступить: восстанавливать или писать на современный лад. Благословение получили от архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия — писать так, как это было изначально. И сегодня перед нами восстановленная роспись именно в историческом контексте.

Еще интересный факт приведу. Когда начали восстанавливать купольную часть храма, заметили по всей штукатурке множество точек-углублений. Они приходились именно на лики святых, херувимов, на лик Бога-Отца. Присмотревшись, поняли, что это следы от дробинок — «горячие хлопцы» из дробовиков просто расстреливали лики святых...

Контуры иконостаса сохранены именно такими, каким и был иконостас. От старого иконостаса осталась только одна икона — голова Херувима. Иконостас в старину был выполнен в стиле русского барокко, наверняка был очень красивый, но, к сожалению, не сохранился. Со слов очевидцев, в советские времена, во времена богоборничества, иконы и частички резьбы были просто-напросто варварски растащены. Потом в храме организовали хозяйственный магазин, в приделах расположили склад, а в алтаре — кондитерскую, делали петушки из сахара. Вот такое было здесь кощунство...

Сейчас началось возрождение иконостаса. Все делается по старорусскому принципу. Роспись по сусальному золоту. Настоящими минеральными красками. Минералы эти добываются на Урале и в Сибири, привозятся сюда, перетираются вручную — для получения краски. Это старинное ремесло, одно из самых почитаемых, богоугодных дел. Сейчас таких иконописцев мало. Нам повезло — иконы для иконостаса пишет Юрий Вячеславович Барсуков. Это один из художников Петербурга, который решил посвятить себя иконописи.

В настоящее время в алтаре появились новые иконы — к престольному празднику в художественной мастерской Санкт-Петербурга были созданы большие картины на библейские сюжеты: на первой — Иоанн Богослов пишет Евангелие, на второй — как апостол Иоанн Богослов увидел впервые Откровение...»[116]

«Наш храм как бы делится на три части: притвор символизирует мир еще не оправданный, который еще не познал Спасителя, не слышал благовестия Евангелия, — рассказывает отец Константин. — Мы решили сделать так, чтобы все соответствовало Ветхому Завету. В притворе собраны образы практически всех ветхозаветных пророков, начиная от Давида-царя до таких малоизвестных, как Михей, Гедеон. Все воссоздано с использованием натуральных красок: темперы и сусального золота по старинной технологии, причем в так называемом старорусском стиле.

Следующая часть храма описывает пришествие Христа на землю. Основополагающей композицией в куполе является изображение Бога Саваофа. Известно, что писать образ одного Бога-Отца в православии не принято, но когда был поставлен вопрос: оставлять все, как есть, или переписывать уже под современный образ, архиепископ Анастасий сказал, что «...давайте, восстановим так, как задумали наши предки»... Да, сюжеты и стили росписей разные, но прекрасно сочетаются между собой. Для человека, который плохо разбирается в живописи, ничего не выбивается из стиля... Даже в алтаре, где уже в мастерской Петербурга готовили холсты, посвященные Иоанну Богослову, все логически сочетается с тем, что есть в самом храме: то, что сохранено в центральной части храма.

Нижний ярус храма совершенно был утрачен, поэтому здесь решено было собрать образы всех святых, которые воссияли именно в нашей русской земле. Это древние святые Никита Новгородский, Андрей Рублев... Наш народ должен знать своих святых. Поэтому здесь и Анастасий Печерский, Всеволод — псковский князь, Алексий Московский — объединитель русских земель.

Имена этих святых носят сейчас нынешние представители Православной Церкви, начиная с патриарха и заканчивая Владыкой и наместником монастыря.

Все росписи в храме помогал восстанавливать в финансовом плане Владимир Михайлович Зубарев».[117]

Что касается иконостаса храма, так складывается, что он пишется на «народные» средства. Некоторые семьи, фирмы, по мере возможности оплачивают написание той или иной иконы. Это очень дорого стоит, средняя цена — 100 тысяч рублей. Центральная икона стоит еще больше, порядка 120 тысяч — ее написание нам помогает оплатить Владимир Михайлович Зубарев.

«Иконостас мы полностью хотим сделать в древнерусском стиле, наподобие иконостаса, который находится в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры, говорит отец Константин. «Планка поставлена высокая», мы прикладываем все силы, чтобы «достигнуть ее». Мы стараемся избегать дешевые и некачественные решения. Пусть лучше будет пока пустая стена. В год мы сможем оплачивать написание хотя бы одной иконы, которую можно назвать достойным произведением церковного искусства».[118] Сейчас уже полностью написан пророческий ряд, несколько икон есть в «деисусе». Генеральный директор ОАО «КАМАЗ» и генеральный директор ОАО «Зеленодольский фанерный завод», братья Сергей и Александр Когогины, пожертвовали храму на своей малой родине икону «Распятие» — копию иконы известного русского мастера Дионисия (1500 год). Образ был написан иконописцем из г. Санкт-Петербурга Юрием Пацуковым. Высота иконы — 2м 12 см, ширина — 1м 36 см. Она стала первой крупной работой, выполненной для иконостаса храма Иоанна Богослова Ключинского подворья Раифского монастыря. Она же, на данный момент, может быть названа самой большой в Казанской Епархии.[119]

В 2002 году один из ключей, давших название селу, – «Святой ключ» –был освящен в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша». В этот день состоялся крестный ход с участием наместника Раифского монастыря архимандрита Всеволода, братии обители при большом стечении прихожан.[120]

9 октября 2007 года исполнилось 175 лет со дня постройки храма в селе Большие Ключи. С 1832 года Церковь апостола и евангелиста Иоанна Богослова играет заметную роль в духовной жизни наших краев. В настоящее время посещают богослужения не только сельчане, но и жители близлежащих деревень, приезжают гости из Зеленодольска и Казани. Рассказывает настоятель храма иерей Константин Исаков: – К празднику мы поставили перед собой две важные задачи: в первую очередь, переселить семью, которая жила около храма на территории бывшего церковного кладбища. Благодаря помощи раба Божьего Ростислава Сорокина — это удалось сделать. Был построен дом на новом участке «под ключ», семья обрадовалась новоселью; и участок, на котором они жили, был передан в ведение храма. К престольному празднику планируем полностью расчистить от бревен и камней большую площадку. Здесь будет установлен крест в память о тех, кто был за годы работы храма захоронен на церковном кладбище.

Вторая задача — это приобретение у «Татпотребсоюза» гаражей, которые были построены в советские годы прямо напротив входа в храм. Это место — особенно важно для нашего прихода, здесь, до революции находились Святые врата. Благодаря помощи Когогина Александра Анатольевича, наместника Раифского монастыря архимандрита Всеволода и других жертвователей, гаражи были выкуплены, разрушены, и территория вокруг храма значительно расширена. В настоящее время архитектурное бюро «АиСТ», которое создало проект гостиницы для паломников у Раифского монастыря, разработало проект Святых врат для нашего храма и воскресной школы. Здание будет возводить ООО «Когорта». Мы сотрудничаем с этими профессиональными строителями уже 6 лет, они многое сделали для нашего храма. Сам Господь посылает им духовные дары, такие как: скромность, незлобие. Это очень хорошие, православные люди, и думаю, что лучше их никто нам в строительстве не поможет...

В селе Большие Ключи живет достаточно много детей. Они с удовольствием принимают участие в приходской жизни. К 175-летию Иоанновского храма в местном Дворце культуры прошел концерт с участием девчонок и мальчишек, которые здесь живут, учатся и работают. Були приглашены и зеленодольские коллективы для участия в празднике, был в гостях и известный монастырский квартет «Притча».

На концерте был небольшой экскурс в историю Больших Ключей и церковного прихода, чтобы сельчане не забывали летопись своего села. Были прочтены страницы из жития апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Такие мероприятия поднимают дух и жизненный тонус сельчан. Чем сидеть дома «на печи», лучше сходить и посмотреть познавательное представление, где благоприятно сочетается «приятное с полезным». На этом концерте были вручены ценные подарки всем труженикам, кто летом помогал в работах по восстановлению храма.[121]

В Большеключинском храме есть и свои святыни. Помимо иконы святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, есть в церкви Больших Ключей несколько старинных икон. От дореволюционного иконостаса уцелел лишь один образ – икона «Положение во гроб Спасителя». Написан он был в 1913 году специально для Большеключинского храма в Богородицком монастыре в Казани, на месте обретения Казанской иконы Божией Матери. Ветвь Неопалимой Купины будет вмонтирована в большую икону, которая пишется сейчас для храма иконописцами из Санкт-Петербурга. Каждый сможет постоять и помолиться святыне, перед которой тысячелетия назад стоял Моисей, которая горела и по милости Божией была сохранена. Икона Ярославских чудотворцев благоверных князей Феодора, Давида и Константина (с частицами мощей святых). Многие приходят, чтобы попросить помощи у святого великомученика Пантелеимона, покровителя и заступника всех болящих. Образ святого, находящийся в Больших Ключах, написан в XIX веке. Есть также в храме образ прп. Серафима Саровского, которого часто просят об исцелении души и тела. Икона была написана в год канонизации святого.[122]

Заключение.

В первой главе говорится об истории храма, до его закрытия. При каких обстоятельствах строилась церковь. Какие у прихода возникали проблемы и как он с этими трудностями боролся. Так же описывается библиотека при храме (а она была не маленькая), школы. Описываются события, которые происходили в Раифском монастыре, в 1918 году.

Вторая глава получилась самой обширной. Глава была посвящена священно и церковнослужителям. Автором были найдены, в Национальном Архиве Республики Татарстан, священники, диаконы, псаломщики, дьячки, пономари и старосты которые служили и прислуживали в церкви Св. Ап. И Ев. Иоанна Богослова. Так же было написано их жизнеописание, к сожалению, не у всех удалось найти, их биографические факты.

В последней, третьей главе описывается современное положение прихода. Как храм был передан Русской Православной Церкви. Как церковь в селе Большие Ключи, стала подворьем Раифского монастыря. Что удалось восстановить после того, что там сделала советская власть.

Возрожденный храм села Большие Ключи становится домом души для многих сотен людей. Приходят сюда не только местные жители из близлежащих сел. Приезжают и прихожане из Зеленодольска, Казани, других городов. Ключинское подворье Раифского монастыря – приходской храм, в котором священник знаком с нуждами и чаяниями каждого прихожанина. В этом состояла и состоит миссия любого священника – знать, чем живет и дышит православный христианин, помогать ему в его нуждах. Тогда у человека появляется в душе твердая опора – вера в Господа, которая всегда укрепит и защитит.[123]

Список использованных источников и литературы:

Архивные источники:

1.     Национальный Архив РТ Фонд №3, Опись №2, Дело №18 «Ревизские сказки за 1834 год».

2.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №1, Дело №129636 «Дело об исключении из православия в старообрядчество крестьянина села Ключей, Кукморской волости, Казанского уезда, Никиты Федоровича Титова…».

3.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №65, Дело №30 «Клировые ведомости за 1833 год».

4.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №69, Дело №70 «Клировые ведомости за 1837 год».

5.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №72, Дело №113 «Клировые ведомости за 1840 год».

6.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №76, Дело №124 «Клировые ведомости за 1844 год».

7.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №82, Дело №212 «Клировые ведомости за 1850 год».

8.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №83, Дело №222 «Клировые ведомости за 1851 год».

9.     Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №85, Дело №45 «Клировые ведомости за 1853 год».

10. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №87, Дело №57 «Ведомости о церквях за 1855 год».

11. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №88, Дело №30 «Клировые ведомости за 1856 год».

12. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №91, Дело №16 «Ведомости о церквях за 1859 год».

13. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №92, Дело №171 «Клировые ведомости за 1860 год».

14. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №94, Дело №69 «Клировые ведомости за 1862 год».

15. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №97, Дело №48 «Клировые ведомости за 1865 год».

16. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №107, Дело №26 «Клировые ведомости за 1875 год».

17. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №112, Дело №11 «Клировые ведомости за 1880 год».

18. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №116, Дело №10 «Клировые ведомости за 1884 год».

19. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №117, Дело №17 «Клировые ведомости за 1885 год».

20. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №124, Дело №9 «Клировые ведомости за 1892 год».

21. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №125, Дело №5 «Клировые ведомости за 1893 год».

22. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №127, Дело №10 «Клировые ведомости за 1895год».

23. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №128, Дело №23 «Клировые ведомости за 1896 год».

24. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №132, Дело №59 «Клировые ведомости за 1900 год».

25. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №134, Дело №58 «Клировые ведомости за 1902 год».

26. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №137, Дело №32 «Ведомости о церквях за 1905 год».

27. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №138, Дело №26 «Клировые ведомости за 1906 год».

28. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №142, Дело №91 «Клировые ведомости за 1910 год».

29. Национальный Архив РТ Фонд №4, Опись №147, Дело №883 «Клировые ведомости за 1915 год».

Литература.

30.Газета «Раифский вестник».

31.Егоров С. А. Из руин к небу. // Семинарский вестник, 2005. - №1(14). – С. 8 – 10.

32.Журин А. И. Больше-Ключинский сельский совет. // с. Большие Ключи, 1994 г. – 52 с.

33.Известия по Казанской Епархии за 1869, 1899, 1901, 1906 гг.

34.Издание Церковного Историко-Археологического Общества Казанской Епархии. Историко-статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Вып. III. // Казань. Центральная Типография. 1916 г. – 195 с.

35.Республика Татарстан: Православные памятники (середина XVI – начало XX веков). – Казань: Издательство «Фест», 1998. – 303 с.

36.Справочная книга для Казанской Епархии. Составил свящ. Г. К. Богословский. Казань. Типо-литография Императорского Университета. 1900г. – 611 с.

Приложение.

Статистика за 1833 год.[124]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах.

119

465

511

В с. Ивановском.

Экономических крестьян.

21

82

120

В 3-х верстах.

Отставных солдат и солдаток.

1

5

25

В дер. Чирючах.

Из татар крещеных.

2

7

4

В 10 верстах.

Раскольников только покрещеных.

1

2

7

Итого:

144

561

667

Статистика за 1840 год.[125]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах ясачных крестьян.

159

505

605

В селе Ивановском экономических крестьян.

27

88

110

В 3-х верстах.

Отставных солдат и солдаток.

_

12

28

В дер. Чирючах из татар крещенных.

2

8

7

В 10 верстах.

Раскольников.

2

4

11

Итого:

190

617

761

Статистика за 1850 год.[126]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах казенных крестьян.

199

594

701

В селе Ивановском казенных крестьян.

34

105

124

В 3-х верстах.

Военных.

_

14

46

В дер. Чирючах крещенных татар.

3

9

9

В 10 верстах.

В дер. Коргузях крещенных татар.

1

2

_

В 3-х верстах.

Раскольников секты перекрещенцев.

2

4

6

Итого:

239

728

886

Статистика за 1860 год.[127]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключи казенных крестьян.

Мещан.

232

_

680

3

769

3

В селе Ивановское казенных крестьян.

Новокрещенных татар.

Мещан.

41

1

1

114

1

1

150

1

1

В 3-х верстах.

Военных.

14

36

57

В дер. Чирючах крещенных татар.

3

10

13

В 10 верстах.

Раскольников секты перекрещенцев.

2

4

3

Итого:

294

850

997

Статистика за 1880 год.[128]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключи казенных крестьян.

Военных.

269

21

744

60

800

78

В селе Ивановское казенных крестьян.

Новокрещенных татар.

Военных.

51

2

1

140

4

11

154

6

9

В 3-х верстах.

Отпавших от православия новокрещенных татар.

2

8

5

Раскольников секты поморской.

1

4

4

В дер. Коргузях мещан.

1

2

6

В 3-х верстах.

Итого:

348

973

1062

Статистика за 1892 год.[129]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах:

Духовных

Военных

Крестьян

2

77

321

3

178

903

9

192

873

В татарской дер. Коргузях мещан

1

2

5

В 3-х верстах.

Итого:

401

1086

1079

Прихожане села Ивановского с 1883 года, стали относится к своей церкви, которая была построена в 1879 года и до этого была приписной церковью села Ключей.

Статистика за 1900 год.[130]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах

Духовных

Военных

Крестьян

4

121

277

9

304

955

5

303

900

В дер. Ключинские выселки.

Военных

Крестьян

5

18

14

55

10

53

В 6 верстах.

Итого:

425

1337

1271

Статистика за 1910 год.[131]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах

Духовных

Военных

Крестьян

3

80

389

4

200

1158

6

252

1146

В дер. Ключинские выселки.

Военных

Крестьян

6

28

15

99

15

111

В 6 верстах.

Итого:

506

1476

1515

Статистика за 1915 год.[132]

О прихожанах означенной церкви.

В каких местах и какого звания прихожане.

Число дворов.

Число душ.

В каком расстоянии от церкви.

М.

Ж.

В селе Ключах

495

1472

1498

В деревне Малые Ключи

57

188

177

В 6 верстах.

Итого:

552

1660

1675



[1] Журин А. И. Больше-Ключинский сельский совет. Большие Ключи, 1994 г. стр. 3

[2] Там же. стр. 6

[3] Издание Церковного Историко-Археологического Общества Казанской Епархии. Историко-статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Вып. III. Казань. Центральная Типография. 1916 г. стр. 188

[4] Там же. стр. 190

[5] Там же. стр. 188

[6] НАРТ, ф.3, оп.2, д.18. с. 415 – 420.

[7] Издание Церковного Историко-Археологического Общества Казанской Епархии. Историко-статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Вып. III. Казань. Центральная Типография. 1916 г. стр. 192

[8] Журин А. И. Больше-Ключинский сельский совет. Большие Ключи, 1994 г. стр. 5

[9] Республика Татарстан: Православные памятники (середина XVI – начало XX веков). – Казань: Издательство «Фест», 1998. – стр. 157

[10] НАРТ, ф.4, оп.83, д.222

[11] НАРТ, ф.4, оп.128, д.23

[12] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[13] НАРТ, ф.4, оп.142, д.91

[14] НАРТ, ф.4, оп.125, д.5

[15] НАРТ, ф.4, оп.128, д.23

[16] Там же.

[17] НАРТ, ф.4, оп.127, д.10

[18] НАРТ, ф.4, оп.65, д.30

[19] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] НАРТ, ф.4, оп.147, д.883

[23] НАРТ, ф.4, оп.134, д.58

[24] Журин А. И. Больше-Ключинский сельский совет. Большие Ключи, 1994 г. стр. 6 – 7.

[25] НАРТ, ф.4, оп.112, д.11

[26] Издание Церковного Историко-Археологического Общества Казанской Епархии. Историко-статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Вып. III. Казань. Центральная Типография. 1916 г. стр. 192

[27] Там же. стр. 190

[28] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[29] НАРТ, ф.4, оп.125, д.5

[30] НАРТ, ф.4, оп.128, д.23

[31] НАРТ, ф.4, оп.132, д.59

[32] НАРТ, ф.4, оп.142, д.91

[33] Журин А. И. Больше-Ключинский сельский совет. Большие Ключи, 1994 г. стр. 35

[34] Там же.

[35] Семинарский вестник. №1 (14) / 2005 г.

[36] НАРТ, ф.4, оп.65, д.30

[37] НАРТ, ф.3, оп.2, д.18

[38] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[39] НАРТ, ф.4, оп.69, д.70

[40] НАРТ, ф.4, оп.88, д.30

[41] НАРТ, ф.4, оп.97, д.48

[42] НАРТ, ф.4, оп.107, д.26

[43] НАРТ, ф.4, оп.116, д.10

[44] Издание Церковного Историко – Археологического Общества Казанской епархии. Историко – статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Казань. Центральная Типография. 1916 год. Выпуск 3. стр.194

[45] Издание Церковного Историко – Археологического Общества Казанской епархии. Историко – статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Казань. Центральная Типография. 1916 год. Выпуск 3. стр.193

[46] НАРТ, ф.4, оп.76, д.124

[47] НАРТ, ф.4, оп.92, д.171

[48] НАРТ, ф.4, оп.107, д.26

[49] НАРТ, ф.4, оп.83, д.222

[50] НАРТ, ф.4, оп.85, д.45

[51] НАРТ, ф.4, оп.91, д.16

[52] НАРТ, ф.4, оп.92, д.171

[53] НАРТ, ф.4, оп.94, д.69

[54] НАРТ, ф.4, оп.107, д.26

[55] НАРТ, ф.4, оп.125, д.5

[56] НАРТ, ф.4, оп.87, д.57

[57] Известия по Казанской Епархии за 1869 год. стр. 46

[58] Там же. стр. 269

[59] НАРТ, ф.4, оп.116, д.10

[60] НАРТ, ф.4, оп.1, д.129636

[61] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[62] НАРТ, ф.4, оп.128, д.23

[63] НАРТ, ф.4, оп.127, д.10

[64] Там же.

[65] Известия по Казанской Епархии за 1899 год. стр. 882

[66] Там же. стр. 931

[67] НАРТ, ф.4, оп.132, д.59

[68] Известия по Казанской Епархии за 1901 год. стр. 580

[69] НАРТ, ф.4, оп.132, д.59

[70] НАРТ, ф.4, оп.134, д.58

[71] НАРТ, ф.4, оп.137, д.32

[72] НАРТ, ф.4, оп.142, д.91

[73] НАРТ, ф.4, оп.147, д.883

[74] Издание Церковного Историко – Археологического Общества Казанской епархии. Историко – статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Казань. Центральная Типография. 1916 год. Выпуск 3. стр. 192

[75] НАРТ, ф.4, оп.65, д.30

[76] Издание Церковного Историко – Археологического Общества Казанской епархии. Историко – статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Казань. Центральная Типография. 1916 год. Выпуск 3. стр. 193

[77] НАРТ, ф.4, оп.107, д.26

[78] НАРТ, ф.4, оп.116, д.10

[79] НАРТ, ф.4, оп.1, д.129636

[80] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[81] НАРТ, ф.4, оп.125, д.5

[82] НАРТ, ф.4, оп.127, д.10

[83] НАРТ, ф.4, оп.132, д.59

[84] НАРТ, ф.4, оп.134, д.58

[85] Известия по Казанской Епархии за 1906 год. стр. 7

[86] НАРТ, ф.4, оп.134, д.58

[87] НАРТ, ф.4, оп.138, д.26

[88] НАРТ, ф.4, оп.142, д.91

[89] НАРТ, ф.4, оп.147, д.883

[90] НАРТ, ф.4, оп.65, д.30

[91] Издание Церковного Историко – Археологического Общества Казанской епархии. Историко – статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Казань. Центральная Типография. 1916 год. Выпуск 3. стр. 193 – 194

[92] НАРТ, ф.4, оп.83, д.222

[93] НАРТ, ф.4, оп.94, д.69

[94] НАРТ, ф.4, оп.97, д.48

[95] НАРТ, ф.4, оп.65, д.30

[96] Издание Церковного Историко – Археологического Общества Казанской епархии. Историко – статистическое описание Церквей и приходов Казанского уезда. Казань. Центральная Типография. 1916 год. Выпуск 3. стр. 194

[97] НАРТ, ф.4, оп.83, д.222

[98] НАРТ, ф.4, оп.107, д.26

[99] НАРТ, ф.4, оп.117, д.17

[100] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[101] Справочная книга для Казанской Епархии. Составил свящ. Г. К. Богословский. Казань. Типо-литография Императорского Университета. 1900 г. стр. 130 – 131

[102] Известия по Казанской Епархии за 1899 год. стр. 1027

[103] Там же. стр. 1026

[104] НАРТ, ф.4, оп.132, д.59

[105] Известия по Казанской Епархии за 1901 год. стр. 50

[106] НАРТ, ф.4, оп.134, д.58

[107] Известия по Казанской Епархии за 1901 год. стр. 50

[108] НАРТ, ф.4, оп.147, д.883

[109] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[110] НАРТ, ф.4, оп.125, д.5

[111] НАРТ, ф.4, оп.142, д.91

[112] НАРТ, ф.4, оп.147, д.883

[113] Раифский вестник. №9 (24) / Октябрь 2003 год.

[114] Там же.

[115] Раифский вестник. / №5 (20) Май 2003 год.

[116] Раифский вестник. / Сентябрь 2005 год.

[117] Раифский вестник. №5 / Май 2006 год.

[118] Раифский вестник. №9 / Сентябрь 2007 год.

[119] Раифский вестник №2 / Февраль 2006 год.

[120] Семинарский вестник. №1 / (14) 2005 год.

[121] Раифский вестник №9 / Сентябрь 2007 года.

[122] Семинарский вестник. №1 / (14) 2005 год.

[123] Семинарский вестник. №1 / (14) 2005 год.

[124] НАРТ, ф.4, оп.65, д.30

[125] НАРТ, ф.4, оп.72, д.113

[126] НАРТ, ф.4, оп.82, д.212

[127] НАРТ, ф.4, оп.92, д.171

[128] НАРТ, ф.4, оп.112, д.11

[129] НАРТ, ф.4, оп.124, д.9

[130] НАРТ, ф.4, оп.132, д.59

[131] НАРТ, ф.4, оп.142, д.91

[132] НАРТ, ф.4, оп.147, д.883