Черказьянова И. В. Премия митрополита Макария в истории Академии наук (дореволюционный период)

Черказьянова И. В. Премия митрополита Макария в истории Академии наук (дореволюционный период)1

Академическая традиция задавать «задачи» восходит ко второй половине XVIII в. Условия конкурсов, а также объявления о награждениях объявлялись обыкновенно в торжественных заседаниях Академии наук (далее — АН), печатались в периодических изданиях и годовых отчетах АН, а также на особых листках и раздавались желающим. Перечень этих задач с 1751 по 1861 г., программ и определений был опубликован в XIX в2.

Впервые денежные премии за лучшие сочинения, как нечто постоянное, были учреждены при Петербургской АН 17 апреля 1831 г. камергером П. Н. Демидовым (1798— 1840)3. Премии, по замыслу учредителя, должны были содействовать «к преуспеянию наук, словесности и промышленности в своем отечестве», они были ежегодными и носили универсальный характер. Наградами отмечались оригинальные работы на русском языке по всем отраслям знаний, а определение победителей предоставлялось АН «как первому ученому сословию в государстве». Первое присуждение состоялось в 1832 г., тогда было отмечено четыре работы.

Всего за период действия Демидовской премии, с 1832 по 1865 г., комиссия рассмотрела более 900 работ. Было присуждено 55 полных наград (по 5000 рублей ассигнациями), 220 — половинных премий, кроме того, выдавались денежные суммы на издание работ, вручение золотых медалей. АН было израсходовано четверть миллиона рублей на поддержку ученых. Прекращение Демидовской премии было связано с условиями завещания: деньги после смерти учредителя вносились в фонд в течение 25 лет.

Вслед за Демидовской премией АН учредила награды графа С. С. Уварова (1857), премии Л. Л. Рклицкого (1860), академика К. М. Бэра (1864), Ломоносовскую премию (1865) и другие. К 1 декабря 1917 г. АН располагала суммой в 2 269 170 рублей на выдачу премий и научные предприятия, это было 59 именных премиальных фондов4. Большинство премий по своей тематике были узкими, поощряли исследователей лишь по отдельным отраслям знаний. Это объясняется тем, что часто премии учреждались в честь выдающихся ученых, писателей, педагогов (Ф. Ф. Брандта, В. Я. Буняковского, К. М. Бэра, М. В. Ломоносова, А. С. Пушкина, С. С. Уварова, К. Д. Ушинского), поэтому в конкурсах участвовали работы только по тем отраслям, которые входили в круг интересов этих деятелей. В других случаях сами учредители ограничивали тематику конкурсных работ. Появление Ломоносовской премии в некоторой степени заменило прекратившуюся Демидовскую премию, но она не была столь же универсальной, как ее предшественница, хотя и охватывала многие области естественных и гуманитарных наук. К числу по-настоящему универсальных относились премии им. М. Н. Ахматова, им. графа А. Д. Толстого и митрополита Макария. Последняя была одной из самых известных и престижных5.

Макарий (в миру Михаил Петрович Булгаков) (1816— 1882) родился в семье священника Флоровской церкви села Суркова Курской губернии. Образование получил в Белгородском духовном училище, Курской духовной семинарии и Киевской духовной академии, которую окончил в 1841 г. В том же году состоялся его монашеский постриг. В академии началась его преподавательская деятельность, в течение 1841/42 учебного года он читал курс церковной и гражданской истории. В 1843 г. Макарий был направлен в Петербургскую духовную академию, в которой прошел путь от бакалавра до ректора, назначение на пост ректора состоялось в декабре 1850 г. В январе 1851 г. Макарий был посвящен в сан епископа с титулом «Винницкий». В последующие годы он возглавлял епархии в Тамбове (1857—1859), Харькове (1859—1868), в 1868—1879 гг. служил архиепископом Литовским и Виленским, в 1879—1882 гг.— митрополитом Московским и Коломенским.

Первое большое научное исследование Макарий посвятил своей alma mater, история Киевской духовной академии вышла в свет в 1843 г. в Петербурге. В 1847 г. были изданы его лекции под названием «Введение в православное богословие» (до революции переиздавались шесть раз: в 1852, 1863, 1871, 1884, 1897 гг.). За эту работу архимандрит Макарий был удостоен степени доктора богословия. В 1849 г. появился первый том «Православно-догматического богословия», составившего пять томов. Обе работы до сих пор служат руководствами в семинариях. Признанием заслуг просвещенного служителя церкви на научном поприще стало присуждение 22 апреля 1854 г. полной Демидовской премии за труд «История христианства в России до равноапостольного князя Владимира как введение в историю Русской Церкви» (СПб., 1846 г.; 2-е изд., 1868). За всю историю Демидовских премий только четыре работы по богословию были удостоены этой награды, а премия, врученная Макарию, была единственной полной премией в этой отрасли знаний.

11 ноября 1854 г. Макарий был избран ординарным академиком6. Кандидатура была выдвинута по Отделению русского языка и словесности (ОРЯС) АН. Отделение до 1841 г. было самостоятельным учреждением — это бывшая Российская академия, созданная в 1783 г. Екатериной II по образцу европейских литературных академий. В 1841 г. Петербургская АН объединилась с Российской академией, последняя вошла в состав АН в качестве нового отделения, наряду с Физико-математическим (ФМО) и Историко-филологическим (ИФО) отделениями. Макарий был третьим из отцов церкви, удостоенных высокой чести быть действительным членом АН. Первыми стали Филарет (в миру Дроздов Василий Михайлович) (1782—1867) и Иннокентий (в миру Борисов Иван Алексеевич) (1800—1857). Оба были избраны 19 октября 1841 г. по ОРЯС. Филарет, митрополит Московский и Коломенский (с 1826), был известным религиозным и государственным деятелем, ректором Петербургской духовной академии, участвовал в составлении Манифеста 1861 об отмене крепостного права. С 2004 г. его мощи хранятся в храме Христа Спасителя в Москве. Именно Филарет возглавил в 1839 г. торжественную церемонию по закладке этого храма. Иннокентий, в прошлом ректор Киевской духовной академии, на момент избрания в АН был епископом Харьковским и Вологодским. Он считался лучшим духовным оратором и проповедником своего времени, занимался археологией, естествознанием, этнографией и другими науками.

Имя митрополита Макария прочно вошло в историю отечественной науки. После избрания в члены АН он активно участвует в ее работе: присутствует на заседаниях ОРЯС и Общего собрания, представляет собственные новые сочинения, выступает в качестве рецензента работ по богословию, истории церкви. На протяжении многих лет он работал над своим главным сочинением — «Историей Русской Церкви» (в 12-ти томах), книга вышла в свет в 1857—1883 гг. Первые тома были отпечатаны в типографии АН.

В 1867 г. произошло важное для науки событие —митрополит Макарий пожертвовал капитал (120 тыс. руб.), накопленный от продажи многочисленных собственных сочинений, для учреждения после его смерти ежегодной премии. Значимость этого события АН оценила сразу же, но особенно впечатляющими были результаты в последующие годы. По этому поводу непременный секретарь АН К. С. Веселовский отмечал: «Академия не могла не сожалеть, что со времени прекращения Демидовских премий в ее распоряжении находятся лишь такие награды, которые назначены только для некоторых специальностей. Поэтому она с особой радостью и признательностью встретила благое намерение одного из наших архипастырей увековечить свое имя учреждением премии с более обширным назначением, чем все, ныне существующие»7. Раздачей премий Макария по светским наукам должна была распоряжаться АН, а по богословским наукам — св. Синод.

Проект положения о премии по светским наукам разработала АН, который был высочайше утвержден 8 мая 1867 г8. Согласно положению, к конкурсу допускались сочинения по всем отраслям науки и знаний, написанные на русском языке. АН рассматривает работы лишь по тем наукам, которые входят в круг ее занятий, по другим отраслям она привлекает специалистов из университетов и других научных учреждений. Работы должны быть печатными, если же была представлена рукопись, то присужденная премия автору выдавалась только после опубликования сочинения.

При разработке основных положений разделились мнения академии и митрополита по вопросу о сфере ее применения. АН предлагала ограничиться только теми науками, которые входили в ее компетенцию, объясняя это теми соображениями, что присуждение премии носит не только материальную сторону, важно нравственное воздействие премии, особенно на начинающих исследователей. Такое влияние премии возможно, когда судьями выступают не только компетентные люди, но и имеющие признание в ученом мире, это поднимало бы значение премии. С другой стороны, по мнению АН, передавая на рецензии сочинения по предметам, выходящим за круг занятий АН, другим учреждениям, академия тем самым будет не вполне самостоятельна, а зависеть от тех учреждений, к которым будет обращаться за помощью. Однако Макарий не согласился с таким ограничением круга научных отраслей, подлежащих действию премии, настаивая на более широкой области знаний. Именно в такой редакции основные положения были утверждены императором.

Составление собственно правил выдачи премий было отложено на то время, когда вступит в силу заявление учредителя. Кроме того, заранее предусмотреть все вопросы, связанные с присуждением премии, а также круг предметов, на которые бы распространялись правила, было затруднительно в то время. О том, как разовьется наука и литература в последующие годы, можно было говорить только гипотетически.

После кончины Макария в 1882 г. начались конкурсы на премию, награды выдавались из процентов с капитала. «Правила о порядке присуждения премий митрополита Макария», составленные АН, министр просвещения утвердил 14 июня 1883 г. Полная премия составляла 1500 рублей, неполная — 1000 рублей. Лучшие труды, не получившие премии, могли быть удостоены почетного отзыва. Конкурсы на премию проводились каждые два года. Присуждения должны были проводиться в 1885, 1887, 1889, 1891 г. и т. д. На Общем собрании АН избиралась специальная конкурсная комиссия из 8 академиков, председателем назначался непременный секретарь. Рецензентов назначала комиссия из числа членов АН, а в случае необходимости приглашала сторонних ученых. Конкурсные сочинения должны были поступить в АН до 19 сентября в печатном или рукописном виде, за год до проведения конкурса, а рецензии — до 15 апреля конкурсного года. Подведение итогов происходило 19 сентября, в день рождения митрополита, через год после подачи сочинения на конкурс. В этот день в АН должно проходить особое публичное заседание для чтения отчета о присуждении премии.

Первое присуждение премии по светским наукам состоялось 19 сентября 1885 г. Непременный секретарь К. С. Веселовский, выражая признательность учредителю за его патриотическое намерение поддержать ученых, отметил, что для Академии наук раздача премий всегда была «важным средством к поощрению ученой деятельности у нас, в России, где занятия наукой в столь значительной степени нуждаются во внешней поддержке» 9. Из 16 сочинений, поступивших на первый конкурс, премиями были отмечены пять работ: A. Петрушевского «Генералиссимус князь Суворов», В. В. Докучаева «Русский чернозем», А. А. Тилло (совокупность работ по гипсометрии России), С. Д. Давыдовой «Русское кружево», Ф. П. Кеппена «Географическое распространение хвойных деревьев в Европейской России и на Кавказе». Уже этот конкурс показал, что представленные работы тематически выходят за рамки занятий АН. Рецензентами победивших работ были, кроме трех академиков, генерал-майор и будущий академик Н. Ф. Дубровин, а также библиотекарь императорской Публичной библиотеки, критик и историк искусства B. В. Стасов, избранный в 1900 г. почетным академиком.

В конце XIX в., в связи с конверсией пятипроцентных государственных бумаг в четырехпроцентные, уменьшился доход от премиальных капиталов, поэтому АН вынуждена была пересмотреть все действующие правила по премиям. На заседании Общего собрания 5 февраля 1894 г. непременный секретарь Н. Ф. Дубровин сделал заявление о такой необходимости. По премиям митрополита Макария, А. С. Пушкина, Н. И. Костомарова и некоторым другим уже недостаточно было процентов с капиталов для выдачи наград, придется использовать основной капитал. Так, для раздачи макариев-ских премий через каждые два года расходуется 6 тысяч рублей, а проценты с капитала за это время достигают только 5 тысяч рублей10.

Новые правила премии митрополита Макария были утверждены министром просвещения 4 апреля 1896 г11. Изменения коснулись количества присуждаемых премий и порядка присуждения. Число их сокращалось, вместо двух полных и трех неполных устанавливались одна полная и две неполные премии. Вводилась очередность присуждения по трем отделениям АН в следующем порядке: по ФМО — в 1905, 1911 и т. д.; по ОРЯС — в 1901, 1907, 1913 и т. д.; по ИФО — в 1903, 1909 и т. д. По Правилам 1896 г. вводилась медаль для авторов лучших рецензий. Последнее изменение Положения о премии митрополита Макария было связано с Первой мировой войной. 5 ноября 1916 г. Общее собрание АН утвердило новый проект, решено было передать его на утверждение министру народного просвещения12.

Размер макариевского капитала был четвертым среди капиталов, находившихся в распоряжении АН. В 1908 г. он составлял 74352 руб. 82 коп. (3552 руб. 82 коп. наличными деньгами и 70800 руб. в процентных бумагах). Крупнее были только капиталы графа А. А. Аракчеева (448 835 руб. 72 коп.), М. Н. Ахматова (224 466 руб. 38 коп.), графа С. С. Уварова (104 998 руб. 77 коп.)13. По состоянию на 1 декабря 1915 г., капитал премии митрополита Макария составлял уже 84 883 руб. 34 коп. (1063 руб. 34 коп. наличными деньгами и 83750 руб. в процентных бумагах)14. На 1 декабря 1917 г. сумма увеличилась и достигла 88 914 руб. 50 коп. (3514 руб. 50 коп. наличными деньгам и 85 400 в процентных бумагах)15.

За все время действия премии митрополита Макария состоялось 18 конкурсов, было отмечено премиями более 60 авторов, часть работ была отмечена почетными отзывами. Только за первые десять конкурсов рецензентами было рассмотрено 182 сочинения, из которых нужно было выбрать наиболее достойные. Последнее присуждение премии прошло в 1919 г., это было четвертое присуждение по ОРЯС.

Полные отчеты о присуждении премий митрополита Макария публиковались в «Записках АН», «Известиях АН», а также отдельными изданиями. В 1901 г., когда состоялось девятое (первое по ОРЯС) присуждение премии, отчет был опубликован в «Сборнике ОРЯС». После десятого присуждения отчеты публиковались только отдельными изданиями. В 1913 г. появился последний такой отчет. Но в дальнейшем, вплоть до 1919 г., краткие сведения о присужденных премиях публиковались в протоколах Общего собрания АН и отделений, ежегодных отчетах отделений АН, кроме того, в семи «Сборниках отчетов о премиях и наградах, присуждаемых АН» (1908—1917). Вероятно, отсутствие отдельных публикаций отчетов после 1913 г. ввело в заблуждение Я. Н. Щапова, который считает, что академическая премия митрополита Макария прекратила существование в 1913 г16.

Первая мировая война не остановила притока капиталов в АН для установления новых премий, в период с 1 декабря 1915 по 1 декабря 1917 г. перечень премий увеличился на шесть наименований. Среди них капитал академика, вице-президента АН П. В. Никитина (1849—1916). 18 января 1917 г. был принят и утвержден фонд имени академика А. П. Карпинского (с 15 мая 1917 г. президента РАН), в связи с 70-летием со дня рождения. 4 ноября 1917 г. на заседании Конференции АН были утверждены правила о новой премии имени П. Н. Фатуровского. Это была последняя премия, которая успела пройти формальные ступени учреждения в АН, но конкурсов по ней уже не проводилось. За период с 1 декабря 1917 г. по 1 декабря 1918 г. никаких доходов с капиталов по премиям АН не поступало17.

Октябрьский переворот и последовавшая национализация банков лишили АН возможности самостоятельно распоряжаться премиальными фондами. Если к Февральской революции многие академические ученые отнеслись положительно и даже активно сотрудничали с ним в составе новых министерств, то Октябрьскую революцию они не приняли. Однако обращение АН о непризнании новой власти, принятое на Общем собрании 21 ноября 1917 г., было единственной декларацией. Других решительных шагов не последовало. По мнению В. С. Соболева, решающую роль в определении позиции академии сыграло понимание ученых об их зависимости от бюджетных ассигнований18. Это касалось и премий. Теперь получение средств на их выдачу АН должна была согласовывать с Наркомпросом, в чье ведение она перешла.

В тяжелейшее время революции и войны продолжалась научная деятельность АН. Условия жизни и деятельности ученых были просто катастрофическими, но они вели борьбу за выживание науки. За три года после революции погибло, по неполным данным, 179 известных отечественных ученых, в том числе 12 академиков19. Общий кризис напрямую повлиял на присвоение премий, резко сократилось число конкурсов из-за того, что сочинения просто не поступали. Так, в 1917 г. остались не присужденными премии академиков Ф. Ф. Брандта, В. Я. Буняковского, Ф. Ф. Шуберта, супругов Надеждинских, В. Е. Тимонова, князя Н. Б. Юсупова. В 1918 г. не состоялись конкурсы по премиям П. Н. Батюшкова, С. Н. Батюшковой, жены академика Анны Бредихиной, А. В. Милоновой, графа С.С.Уварова, в 1919 г.—по премиям императора Александра II за жизнеописание графа Н. А. Протасова, К. Т. Солдатенкова за труды по истории культуры народов Востока, В. Е. Тимонова (по ИФО), графа Д. А. Толстого (по ИФО), С. Н. Шубинского за сочинения по русской истории XVIII в., графа С. С. Уварова. И раньше по некоторым премиям не проводились конкурсы, но теперь такие исключения становились закономерностью. На заседании Общего собрания АН 6 декабря 1919 г. непременный секретарь С. Ф. Ольденбург вынужден был заявить о невозможности дальнейших конкурсов по премиям АН: «Опыт последних лет показал, что со времени национализации капиталов РАН, выдача премий стала совершенно невозможной, при том и работы на соискание премий почти не представляются авторами. Ввиду сего казалось бы правильным отменить на 1920 г. конкурсы на соискание премий»20. По заявлению непременного секретаря Общее собрание отменило все конкурсы на 1920 г. с тем, чтобы в конце 1920 г. вновь вернуться к этому вопросу в зависимости от состояния капиталов академии.

Последний раз итоги академических конкурсов были оглашены 29 декабря 1919 г. на торжественном публичном заседании АН. Были зачитаны отчеты по состоявшимся конкурсам по премиям им. М. Н. Ахматова, К. М. Бэра, Г. П. Гельмерсена, С. А. Иванова, митрополита Макария. В 1919 г. очередь на премию Макария наступила для ОРЯС. На конкурс было подано только три работы от трех авторов, все они получили признание рецензентов21. Писательница B. Д. Комарова, представившая работу под псевдонимом Владимир Каренин, была удостоена полной премии за рукопись «Жорж Санд. Ее жизнь и произведения» (т. 2 и 3). Священник И. М. Смирнов получил неполную премию за книгу «Синайский патерик» (в 3 частях), изданную в Сергиеве Посаде в 1917 г. Смирнов провел исследование Синайского Патерика по списку Патриаршей (Синодальной) библиотеки XII века, но напечатать смог только две части из трех. Третья, главная, не появилась «вследствие непреодолимых внешних препятствий переживаемого момента»22. Профессор Самарского университета, поэтесса С. А. Щеглова также была награждена неполной премией за исследование о религиозной песне на Украине «Богогласник». Очередное присуждение премии по ОРЯС планировалось провести в 1925 г., однако в 1920 г. все конкурсы прекратились.

Идея возрождения премии митрополита Макария прозвучала в конце 1994 г., автором инициативы выступил директор издательства Спасо-Преображенского Валаамского монастыря C. Л. Кравец. Учредителями новой премии стали Русская Православная Церковь, Правительство Москвы и Российская академия наук. Первый конкурс состоялся в 1997 г., в нем участвовало 22 автора по объявленным двум темам: «История Русской Православной Церкви» и «История Москвы». Подведение итогов состоялось в традиционный день, 19 сентября 1997 г., в здании президиума РАН. Премии вручали святейший патриарх Алексий II и президент РАН Ю. С. Осипов.

Присуждение премий проводится по нечетным годам. В настоящее время темы конкурсов дополнены: в 1999 г. появилась номинация «История России», с 2005 г.— «История православных стран и народов». Первая включает темы по истории Древней Руси и русских княжеств XII—XVII вв., истории российской государственности, военной и дипломатической истории, истории российского предпринимательства, русско-славянских связей, духовной культуры славянских народов России, исследования о государственных деятелях России. Последняя номинация предполагает поступление работ по вопросам истории отдельных стран, о духовно-культурных традициях, по опыту исследования памятников христианской агиологии и эсхатологии, о духовно-просветительских связях с другими православными церквями, о деятелях церкви23.

Опыт премии митрополита Макария до революции свидетельствует о важности финансовой поддержки научных исследований не только за счет государственных средств. Государство финансировало Академию наук, но этих средств было недостаточно, чтобы поддерживать интерес к систематическим научным занятиям более широкого круга исследователей, преподавателей, краеведов. Проведение конкурсов Академией наук никак не сказывалось на ее финансовом положении, члены АН безвозмездно рецензировали работы, объем их работы только увеличивался в ущерб основной деятельности. Но при этом возрастал престиж Академии в собственной стране, увеличивалась социальная база науки. Возрождение премии митрополита Макария — лишнее свидетельство того, что внешняя поддержка науки в нашей стране по-прежнему актуальна.


1. Работа выполнена при поддержке РГНФ в рамках проекта № 05—03—03—212а.

2. Систематический и алфавитный указатель статей, помещенных в периодических изданиях и сборниках Императорской Академии наук, а также сочинений, изданных Академией отдельно, со времени ее основания по 1872 г. включительно.— СПб., 1875.— Ч. П.— С. 321—327.

3. Об этом подробнее см.: Мезенин Н. А. Лауреаты Демидовских премий Петербургской Академии наук.— Л., 1987.— 203 с.

4. Отчет о деятельности Российской Академии наук по отделениям физико-математических наук и исторических наук и филологии за 1917 г.— Пг., 1917.— С. 376—377. (Далее: Отчет АН по ФМО и ИФО.)

5. О премии митрополита Макария см.: Щапов Я. Н. Возрождение научных премий митрополита Макария// Вест. РАН.— Т. 68.— № 11.— 1998.— С. 1042—1044; Он же. Макариевские премии в дореволюционной России и их возрождение в 1994—1997 гг.// Исторический вест.— М.;Воронеж, 1999.— № 3 — 4.— С. 5—15.

6. Летопись Российской академии наук.— Т. II. —1803—1860/ Отв. ред. к. и. н. М. Ф. Хартанович.— СПб., 2002.— С. 454.

7. Записки Императорской Академии наук.— Т. XIII, кн. 1.— СПб., 1868.— С. 52—53. (Далее: Записки АН.)

8. Главные положения для присуждения Императорской Академией наук премий архиепископа Макария за лучшее сочинение по наукам светским// Записки АН.— Т. XII, кн. 1.— 1867.— С. 45—46.

9. Отчет о первом присуждении премий Макария, митрополита Московского// Записки АН.— Т. LIII.— 1885. Приложение 2.— С. 2.

10. Извлечения из протоколов Общего собрания// Записки АН. Т. 75, кн. 1.— 1894.— С. 20—21.

11. Правила о порядке присуждения премии митрополита Макария // Сб. сведений о премиях и наградах, раздаваемых Императорской Академией наук.— СПб., 1903.— С. 39—40.

12. Протоколы заседаний Общего собрания Ими. Академии наук.— [Пг.], 1916.— § 272.— С. 189.

13. Отчет АН по ФМО и ИФО за 1908 г.— СПб., 1908.— С. 267.

14. Отчет АН по ФМО и ИФО за 1915 г.— Пг., 1915.— С. 359.

15. Отчет Ан по ФМО и ИФО за 1917 г.— Пг., 1918.— С. 377.

16. Щапов Я. Н. Возрождение научных премий митрополита Макария.— С. 1042; Он же. Макариевские премии в дореволюционной России и их возрождение в 1994—1997 гг.— С. 6—7.

17. Отчет АН по ФМО и ИФО за 1918 г.— Пг., 1918.— С. 372.

18. Соболев В. С. Для будущего России: Деятельность Академии наук по сохранению национального культурного и научного наследия.— СПб., 1999.— С. 60.

19. Соболев В. С. Указ. соч.— С. 69.

20. Протоколы Общего собрания Российской академии наук.— [Пг.], 1919.— § 246.— С. 164.

21. Отчет о деятельности Отделения русского языка и словесности РАН за 1919 г.— Пг., 1921.— С. 49—56.

22. Там же.— С. 52.

23. Подробнее см. в объявлении о конкурсе на 2004/2005 годы: Отечественная история.— 2004.— № 5.