Глава I. Биография о. Иакова Емельянова

Поэт Емельянов Яков Емельянович родился в 1848 году в деревне Алан-Полян Лаишевского уезда Казанской губернии (ныне Рыбно-Слободский район Республики Татарстан), в семье государственных крестьян Емельяна Петрова и Акулины Сергеевны (род. в 1812году).

Прадед Якова со стороны отца Федор Сидоров (ок. 1751-1820) родился в той же деревне Алан-Полян, здесь же родились его дед Петр Федоров (ум. в 1819 году) и бабушка Прасковья. У его деда было 2 сына: Иван (род. в 1811 году) и Емельян (род. в 1815 году)[1, л.218].

Яков рос в многодетной семье, у него было 3 старших брата: Николай, Кондрат, Иван, младший брат Прокофий, младшие сестры Пелагея, Аксинья и Феодосия1. Семья Якова не отличалась религиозностью и, по-видимому, в семье не было образованных[2,л.537-538].

В биографии, составленной М.Х. Гайнуллиным по рукописным трудам А.Н.Григорьева, имеется сведение, что Яков был отдан отцом в 1857 году в удельное двухклассное училище по подготовке писарей, которое находилось в деревне Юкачи Мамадышского уезда[3]. Это сведение у нас вызывает сомнение, так как в удельное училище принимали детей удельных крестьян, в пользу нашего сомнения говорит также тот факт, что Яков не умел читать до поступления в крещено-татарскую школу.

После открытия Центральной крещено-татарской школы в 1864 году он 16-летним юношей прибывает в Казань. Нам пока не известно о том, как Яков узнает об открытии школы, так как в те годы не было широко известно о ее существовании. Но известно, что в 1863 г. в этих краях побывал будущий заведующий Центральной крещено-татарской школы Василий Тимофеев(4). Яков становится одним из первых воспитанников.

Сохранились кое-какие воспоминания о Якове, Василия Тимофеева (с 1869 г.- священник), записанные им в своем дневнике, который был впервые опубликован в «Известиях по Казанской епархии» в 1864 году.

Вот, что вспоминает Василий Тимофеев:

«… Отправился я дальше в Лаишевский уезд, в деревню Аланку, Уреевского прихода, в 45-ти верстах от нашей деревни. Заехали к ученику Якову, который учился у меня в Казани. Он и родители его были рады нам.

Приехали мы к ним поздно вечером, с субботы на воскресенье и ночевали у них. После приветствия я спросил: ну, что Яков, читаешь ли дома? Он говорит: в свободное время читаю, теперь букварь читал два раза, и книгу Бытия прочитал до половины.

Он начал учиться с вечера 21 марта, а 11 мая, чем свет ушел из школы в деревню и потому за исключением Страстной недели, когда он говел и Пасхальное недели, когда в школе не было учения, всего он учился меньше полутора месяца. В это время он выучился порядочно читать и прочитал из букваря до катехизиса.

Дома же с половины мая до 20 июня он один докончил букварь, потом повторил букварь с начала, и прочитал половину книги Бытия.

Довольно подробно рассказал мне о потопе <…>

После ужина собрались братья Якова и отец в сенях, и мы начали говорить по случаю дождя, и тут рассказ был мой о земле, о дожде, об океанах, о ветрах <…> Брат Якова портной (упорный магометанин) <…> Яков 18-го ноября привез с собой в школу новых двоих мальчиков…» (4, с.155-161).Ими были Ефрем Макаров и еще один маленький мальчик, который вскоре возвратился домой, соскучившись по родителям.

Центральная крещено-татарская школа была на правах частного учебного заведения с объемом преподавания не ниже определенного для двухклассных сельских начальных народных училищ Министерства Народного Просвещения.

В школе обучали азбуке, начальной математике (курс ограничивался целыми числами), пению с голоса на родном языке православных молитв (первоначально пение было на довольно простом уровне, в дальнейшем для преподавания приглашались специалисты по хоровому пению), Закону Божию. Первоначальными учебными книгами по Закону Божьему служили изданные на кряшенском языке: Букварь (издан в 1863 году), книга Бытия (переведена весной 1863 года), Премудрость Иисуса сына Сирахова (переведена в 1864 году) и Евангелие от Матфея (переведено в 1864 году).

Когда ученики прочитывали книги на родном языке, тогда они приступали к изучению русского. Для ознакомления с грамматическими формами русского языка служил самоучитель русской грамоты для киргизов, затем читались Священная История священника Н. А. Попова и Евангелие на русском языке. Чтение русских книг всегда сопровождалось устным переводом на родной язык.

Ученики занимались также отчасти географией, для изучения которой в школе имелись карты, атлас Симашко и маленький глобус. Общий обзор земной поверхности производился в виде путешествий по карте с указанием местностей и государств. "Некоторые ученики могли правильно и отчетливо указать на карте не только части света и важные моря, но и главные реки и государства с главными городами, особенно в Европе"(4, с.215).

В школе преподавался также катехизис, Священная История, для наглядного объяснения которой использовались библейские картины Шнорра. Священную Историю, катехизис и Закон Божий преподавал заведующий школой Василий Тимофеев.

Со временем для преподавания светских предметов приглашались наиболее способные ученики школы и Учительской Семинарии.

До 1871 года, когда была построена в школе домовая церковь, ученики с их заведующим по праздничным и воскресным дням посещали храм Ярославских Чудотворцев на Арском поле.

Постановка школы носила семейный характер. В школе не было никаких искусственных форм и формальной выправки, а также телесных и других наказаний (которые были внедрены во всю систему духовного образования, начиная с Петра I).Учитель Василий Тимофеев держал себя в отношении к ученикам, как старший брат, к которому они относились просто и откровенно. Этим он влюблял в себя своих питомцев, становясь для них родным человеком. Многие выпускники школы до смерти о. Василия Тимофеева в 1895 году вели с ним переписку. А.А.Воскресенский в 1896 году писал, что "в архиве Центральной крещено-татарской школы в настоящее время находится около 2 тысяч писем от крещеных татар" (5, с. XI).

Вся постановка школы, учебный и воспитательный процессы способствовали приобретению воспитанниками христианских понятий, христианского мировоззрения, способствовали возникновению в них духовной жизни, т.к. многие воспитанники даже не были воспитаны в православной культуре.

Время обучения было не менее трех лет (смотря по успехам учащихся). Выдержавшие выпускные экзамены, получали свидетельство об окончании курса в Казанской крещено-татарской школе по форме, установленной для сельских двухклассных училищ. Экзамены проводили о. Василий Тимофеев и преподаватели в присутствии учредителя школы Н. И. Ильминского [4].

Одними из первых выпускников были:

Борис Гаврилов2, младший брат Василия Тимофеева – Игнатий Тимофеев3, Андрей Васильев4, Дмитрий Максимов5, Феодора Иванова6, Ефрем Макаров7, Тимофей Иванов (Тимей)8. Среди них был и Яков Емельянов.

Наиболее способные и имеющие склонности к преподаванию выпускники назначались учителями братских школ, которые начали возникать с появлением Братства свт. Гурия в 1867 году.

В 1867году по окончании курса учения Яков был определен 1 сентября учителем братской школы села Уреево-Челны Лаишевского уезда, где 6 лет обучал детей из кряшен9.

Примечательно то, что с. Уреево-Челны находится в 3-х верстах от родной деревни Якова. Поэтому, вероятно, он мог не снимать квартиры, как делали это земские и братские учителя, а мог жить дома.

В 1870 году школа от Братства Святителя Гурия перешла в ведение Лаишевского уездного земства.

Для Якова это означало существенное повышение уровня жизни. Учителя испытывали материальные и иные трудности: низкое жалование от 20 до 100 рублей в год. В земских школах платили больше, не менее 120 рублей, часто и до 250 рублей. Учителю братской школы приходилось практически в одиночку везти хозяйственные дела: убираться в школе, заниматься покупкой и топкой дров, заниматься покупкой всего необходимого для школы. В земских школах на это выделялись средства. Земский учитель получал казенную квартиру или специальные деньги на наем жилья. К сожалению, документы и печатные отчеты Лаишевского земства за рассматриваемый период не сохранились и мы не можем себе представить реальных условий жизни и работы молодого учителя.

И все-таки молодые учителя увлеченно и упорно работали с детьми, способствуя развитию их образования и культуры.

Руководство земскими школами осуществлялось уездными земскими управами. Земские школы были двух типов (с трех - и четырехлетним сроком обучения). Курс обучения предусматривал чтение, письмо, арифметику, природоведение, географию, Закон Божий.

Преподавание в земских школах было поставлено лучше, чем в министерских, церковно-приходских и братских. В школах использовали учебники “ Родное слово” К.Д.Ушинского, “Азбука” и книга для чтения Л.Н.Толстого, “ Наш друг ” Н.А.Корфа и др. Школы были снабжены учебными пособиями, имели библиотеки [6,с.258].

В годы пребывания Якова учителем в Уреевых Челнах Н.И.Ильминский ему пишет: «…Милый мой Яков! Письмо твое я получил и, прочитав, очень обрадовался <…> Эй жегетляр, сильней старайтесь! Много ли, мало ли что узнаешь, увеличивай и сам старайся, учись и учи. Сколько сам знаешь, и других тому наставляй; не задерживай дело Господне …» [5 с.70-71].

Обучая детей, воодушевляемый Ильминским, Яков поднимал свой уровень религиозного и светского образования и культуры. Знакомился с русской литературой XIX века, с творчеством поэтов И.Никитина, А.Кольцова, Н.Некрасова и др. Знакомился с новыми переводами Св. Писания и богослужебных книг на кряшенский язык. В эти годы были переведены праздничные чтения из Апостола, часы, шестопсалмие, последование к Причащению и др. [7, с.243]

Известно, что в августе 1870 года архиепископ Антоний (Амфитеатров) совершал поездку по епархии и посетил село Шумбут. "В село Шумбут явились ученики крещено-татарской школы из села Уреевых Челнов, весьма хорошо пели многие церковные песнопения". Антоний сделал выговор причту и учителям села Шумбут, за то, что не обучают школьников церковному пению. Он собирался посетить и Уреево-Челны, но не смог этого сделать из-за дождя10.По этому поводу мы можем предположить, что Яков имел музыкальные способности.

Мысль о принятии священного сана, видимо, родилась у него в этот период. Это можно заключить из письма11 Н И. Ильминского от 19 марта 1871 года, адресованного Якову, где Николай Иванович пишет: «… Экзамен будет в Свияжске. Только ты заранее возьми от священника метрическую запись с надлежащей подписью и приложением церковной печати о своем рождении и крещении…»

А в письме от 23 сентября того же года Николай Иванович сообщает: «…Бумага твоя из Свияжска все еще не пришла, но она придет. Как придет, я прямо отошлю ее в Казенную Палату, и тебя уволят из податного состояния…»12.

Из письма Ильминского за 1871 г., нам стало известно, что Яков на лето 1871 года, был направлен Н. И. Ильминским в Свияжский монастырь к начальнику Свияжского училища смотрителю Платону Максимовичу специально для изучения русского языка, т.к. для поступления в духовное сословие, необходимо было сдать экзамен на знание русского.

1 сентября 1873 года Емельянов был переведен учителем в Казанскую центральную крещено-татарскую школу (видимо, и для того, чтобы подготовить его к принятию священного сана). Священник Василий Тимофеев 11 сентября 1873 года пишет к Н.И.Ильминскому: « На место Якова Аланского назначили Степана Тупая…» [8, л.11].

Примерно в эти же годы Емельянов женится на Прасковье Петровой. О ней известно только то, что она была на год младше Якова.

А 24 марта 1874 года, накануне Благовещения, Яков Емельянов был рукоположен в дьяконы Антонием (Амфитеатровым), архиепископом Казанским и Свияжским к домовой церкви Центральной крещено-татарской школы. Здесь ему пришлось служить недолго.

По назначению Совета Братства, 19 ноября того же года, дьякон Иаков Емельянов был переведен на учительскую должность в Средне-Арняшскую школу Братства свт. Гурия. Школа была открыта 1 января 1875 года. Дьякон Емельянов стал первым ее учителем. С первых же дней он обучал 30 кряшенских, 24 русских мальчиков и 6 кряшенских девочек.

Жалование (180 рублей), учебники, учебные и классные принадлежности школа получала от Мамадышского Земства, отопление и освещение – от средств Братства свт. Гурия.

В Арняшах несколько лет подряд, с момента открытия школы, собирались съезды учителей кряшенских школ Братства, с благословения архипастыря и одобрения Н.И.Ильминского. На этих съездах собиралось по 30-40 учителей, где обычно в течение недели, под руководством о. Василия Тимофеева, решались педагогические и миссионерские вопросы. На этих съездах присутствовало кряшенское духовенство (на тот момент, кроме о. Василия – это священник с. Елышево Кузьма Прокофьев и дьякон Иаков Емельянов) [9,с.55-56].

Здесь о. Иаков состоял сверхштатным дьяконом при церкви св. Иоанна Предтечи .

В эти годы Н. И Ильминский ему пишет: «…Господь да укрепит тебя на двойной труд учения и говенья…»13

Сохранилось письмо о. Иакова за этот период. Письмо датировано 14-м августа 1877 года и адресовано о. Василию Тимофееву. Из письма видно, что о. Иаков был на съездах учителей кряшенских школ, проводимых уже в Казани. Эти съезды, организованные Советом Братства, проходили ежегодно обычно с 30 августа по 15 сентября. На съездах решались практические задачи, с учителями проводились занятия по Закону Божьему, экзегетике Св. Писания, проводились занятия по церковному пению и методике преподавания[10].

Из письма также видно, что о. Иаков в этот период уже писал стихи. В 1879 году с одобрения и с помощью Совета Братства свт. Гурия издается первый сборник его стихов под названием «Стихи на крещено-татарском языке» дьякона Иакова Емельянова.

Через год, когда в инородческом селении открылась вакансия помощника настоятеля церкви, Совет Братства ходатайствовал перед архиереем о его рукоположении. 12 октября 1880 года архиепископом Казанским и Свияжским Сергием (Ляпидевским) он был рукоположен в священники села Юкачи Мамадышского уезда (ныне Мамадышского района), как достойный и ревностный деятель христианского просвещения среди своих соплеменников[11].

24 февраля 1881 года о. Иаков вступает в должность законоучителя Юкачинского приходского училища. С прихожанами ведет воскресные катехизические беседы. Но в Юкачах ему пришлось служить недолго.

В письме от 5 мая 1882 года Н. И. Ильминский обращается к священнику Василию Тимофееву: «Владыка Сергий в письме своем от 29 апреля, мною третьего дня полученном, пишет, что о. Глеба Ляпидовского он переместил по его прошению в Новое Чурилино, и спрашивает, кого бы определить в Чуру? – Я ему вчера ответил, что Иакова Емельянова, - припомнил я твои со мной разговоры неоднократные, а потому и не ждал тебя, а поспешил скорее писать владыке, чтобы не задерживать дела. Не можешь ли заблаговременно сообщить о. Иакову, чтобы он был готов?»14

17 июня 1882 года о. Иаков был переведен настоятелем церкви с. Село-Чура Мамадышского уезда (ныне Кукморского района) [9]. С этого времени он становится членом Братства свт. Гурия и значится в списках членов, сделавших денежные взносы за 15-й братский год (по уставу Братства нужно было вносить не менее 3-х рублей серебром в год). По-видимому, став настоятелем, у него улучшается материальное положение, т.к. в Юкачинском приходе в ведении помощника настоятеля было всего 24 двора [12, л.188].

О.Иаков становится первым в Чуре кряшенским священником. Храм в Чуре существовал с 1731года, в 1866 году он был перестроен на средства прихожан, в 1867 освящен во имя Св. Троицы с благословения Афанасия (Соколова) архиепископа Казанского и Свияжского.

Думаем не будет лишним привести описание местности и прихода села село-Чура.

«Село Чура пересекается большим оврагом посередине, а этот овраг пересекается небольшой водоточной долиной, таким образом, село делится на четыре возвышенности, носящие четыре названия: «Пуплар тюбясе» (поповский холм), «Ибай тюбясе» (Ивановский холм), «Урта тюбя» (средний холм) и большая улица. Храм построен на возвышенном месте, называемом «Пуплар тюбясе».

Наружный вид нынешнего храма крестообразный, в нижнем ярусе по 5 окон, в верхнем по 3, на окнах железные решетки, купол один, кресты обтянуты белой жестью, кровля дуговая в два ската. Колокольня в два яруса, во 2-м ярусе 5 колоколов. Вокруг церкви ограда деревянная, решетчатая <…>

Существует церковная библиотека. В библиотеке – 42 названия в 582 книгах; а именно: «Творения Святых отцов», «Христианское чтение», «Православный Собеседник», «Православный Благовестник» и др.

Из богослужебных книг самая старинная «Минея праздничная», изданная в Москве в 1730 году.

Ближайшие почтовые станции в деревне Кордувани (Карадуван) Казанского уезда в 25-ти верстах и в селе Кукмор Мамадышского уезда в 25-ти верстах.

Причт помещается в церковно-приходских деревянных домах, выстроенных на средства прихожан на церковной земле.

Приход составляют старокрещеные татары, новокрещеные вотяки и немного русских. Преобладающее население прихода – старокрещеные татары; по клировым ведомостям за 1899 год их числилось 2250 человек, новокрещеных вотяков 484 человека, русских 101 человек, отпадших старокрещенных татар 140 человек.

Прихожане инородцы в религиозном отношении ниже русских. Из постов соблюдают только Великий, храм посещают не всегда исправно.

Кроме двунадесятых праздников почитаются дни: св. пророка Илии, Казанской иконы Божьей Матери, Дмитриев день, Свв. Космы и Дамиана, Архистратига Божьего Михаила, свт. Николая Чудотворца.

Хлебопашество в приходе мало развито, это объясняется тем, что земля не хлебородна, почва суглиниста. Пчеловодство также не развито. Главный отхожий промысел – портняжничество, есть несколько человек овчинников и валяльщиков обуви. Базар – в деревне Янылях, почти вся торговля находится в руках татар-магометан…»(9, с. 366-377).

В Чуре о. Иаков также не оставляет преподавательскую деятельность. В письме от 2 сентября 1882 года Н.И. Ильминский сообщает ему: «…Относительно преподавания Закона Божьего я спрашивал нового инспектора; он обещался этот предмет предоставить тебе, как священнику местной церкви…»15

26 октября о. Иаков вступает в должность законоучителя Чуринской земской16 школы[13, л.618].

За Чуринский период сохранилось 8 писем о. Иакова к Н.И. Ильминскому[14].В одном из писем он просит Николая Ивановича закрыть старую братскую школу и открыть церковно-приходскую для улучшения качества и финансирования школы (школа была открыта в 1884 учебном году).

Не оставляет о. Иаков своего юношеского пыла и в миссионерской работе. В письме к Н.И.Ильминскому за 1883 год он пишет: «…Зная цель своего назначения и пагубное положение многих прихожан, я старался иметь частые беседы с прихожанами. Для чего во всякое свободное время посещал приходские деревни, из которых более обращал внимание на Яныль и Поршур… Труды мои, по воле Божьей, не остались без пользы. Из числа отпавших кряшен пять семейств деревни Яныль Чуринского прихода возвратились, видя гибельность своего пути. Помогал мне во всем учитель Яныльской школы…».

Годы пребывания в Чуре становятся наиболее плодотворными в священнической и миссионерской деятельности о. Иакова.

Но в 1888 году у него происходит конфликт с богатой верхушкой села. Что именно произошло этого, наверное, теперь мы не узнаем. Но в биографии, составленной М. Х. Гайнуллиным, есть сведение, что по доносу конфискуется второй сборник стихов. Этот сборник издается 17 марта 1888 года на средства Православного Миссионерского Общества.

Примечательно то, что в клировых ведомостях за 1890 год упомянуто лишь о первом сборнике: «В 1879 году составлены им и с дозволения Совета Братства изданы в печати стихи нравоучительного содержания на крещено-татарском языке». Ничего не упоминается о втором сборнике.

В 1973 году известный кряшеновед Максим Глухов пишет, что второй сборник стихов до сих пор найти не удалось[15].

А в 1998 году в статье, приуроченной к 150-летию рождения поэта, литературовед Мансур Сафин пишет, что второй сборник стихотворений был обнаружен совсем недавно литературоведом Рафисом Ахметом в Москве в фондах Центральной (бывшей Ленинской) государственной библиотеки»[16]. Мы к этому можем сказать, что второй сборник стихов всегда имелся в фондах научной библиотеки им. Лобачевского. Вероятно, М. Глухов и М. Сафин не могли его найти из-за того, что этот сборник был издан без указания автора и из-за своеобразного оформления каталога кряшенских изданий.

На судьбу второго сборника, видимо, повлиял период реакции, проводимый при Александре III, так как сборник содержал стихотворение «Саран бай» («Скупой богач»), затрагивающее социальные противоречия. Это стихотворение было сразу же изъято из сборника.

За стихотворение «Саран бай» о. Иаков получил выговор от властей; хотя оно не противоречило евангельскому духу, а напротив, призывало к исправлению жизни, обличало страсть жадности. О. Иаков недоумевает, почему в угоду политике правительства он должен идти на сделку со священнической совестью.

Не находит он поддержки и со стороны правящего архиерея17, и все это приводит его к состоянию, духовно надломившего его. О. Иаков начинает искать утешение в спиртном. Сохранилось письмо Ильминского этого периода жизни о. Иакова, где Николай Иванович с любовью ему пишет:

«Не хорошо слышу о тебе. Ты был всегда умен и благоразумен; а вино и не таких умных победило. Владыка, слышав о твоих неуспешностях, решается тебя перевести в Танькино. Этому решению Владыки ты покорись добродушно, без ропота. Старайся исправить свою жизнь, иначе пропадешь. Мне тебя, сказать нельзя, как жаль. Дай Бог тебе силы удержать себя. Ты не отчаивайся, никто тебе зла не хочет. Это должно остаться между нами. Твой приятель Афанасий кабатчик на тебя архиерею подавал жалобу, что его избили или жену, - я не помню, но все-таки не годится, и зачем было связываться с кабатчиком? Ну, тебе много толковать нечего, - сам ты все это знаешь. Но зная, старайся исполнять.

Твой, от всей души желающий тебе добра…»

Мы можем предположить, что упоминаемый в письме Николая Ивановича, Афанасий – это председатель чуринского приходского попечительства, мещанин Афанасий Степанович Афанасьев, состоявший председателем с 1885 по 1889 годы, проживавший в Чуре. Приходское попечительство, открытое в Чуре в 1885 г., занималось сбором средств для строительства храма, его ремонта храма и др. целей прихода.

Афанасьевым в 1886 г. было собрано 125 рублей на окраску церковной крыши и на приобретение одной фелони[9, с.378].

Можно предположить, что конфликт произошел из-за средств приходского попечительства. Как бы то ни было, но лишь ходатайством Н.И. Ильминского перед архиереем, о. Иаков не был наказан строже (в Синодальную эпоху за подобные канонические нарушения запрещали в священнослужении с низведением на должность псаломщика).

16 сентября 1888 года о. Иаков был переведен в с. Урясь-Учи Мамадышского уезда (ныне с. Танькино Кукморского района).

Приведем описание этого прихода и села:

Село также называется Танькино - это название село получило от прозвища основателя села, богатого татарина Тэньгэ (серебряная монета).

Храм в этом селе был построен в 1822 году. В XIX в. был перестроен в каменный, вместо сгоревшего деревянного, освящен в честь свв. Апп. Петра и Павла. Первый кряшенский священник Григорий Васильев был назначен сюда в 1883 году, в 1888 г. был переведен на место о. Иакова – в Село-Чура.

В приходе насчитывалось 3394 человека (русских- 180 чел., старокрещенных татар – 1216 чел., остальные – новокрещеные вотяки).

В описании приходов Мамадышского уезда писали, что прихожане села Урясь-Учи вследствие частых неурожаев сильно обеднели, что кроме хлебопашества крестьяне занимаются скотоводством, кузнечной работой, катанием валенок.

Известно, что членам причта этого прихода приходилось жить на квартирах в крестьянских избах, некоторым даже совместно с хозяевами. Жалование священника составляло 105 рублей в год.

В селе с 1842г. имелась земская школа, в приходских деревнях Урясь-Баш, Старая Уча, Нижняя Русь имелись школы Братства свт. Гурия, открытые соответственно в 1883, 1887, 1890 гг. Лучшие из учеников старших отделений этих школ участвовали в богослужении, читали часы, кафизмы, шестопсалмие, участвовали в пении.

Богослужение совершалось попеременно на славянском, кряшенском, удмуртском языках [9, с.338-346].

15 марта 1889 года о. Иаков стал законоучителем в Урясь-башской школе Братства свт. Гурия [13, л.619], которая была в двух верстах от Урясь-Учей.

В клировых ведомостях за 1890 год есть сведение, что «священник Иаков Емельянов состоит под следствием по обвинению в нетрезвой жизни». Видимо, тянулось следствие по делу 1888 года.

Месяцев за пять до своей смерти о. Иаков попросился на открывшуюся вакансию священника в вновь построенную церковь с. Уреево-Челны, где он 20-летним юношей был учителем, в 3-х верстах от родной деревни Алан-Полян. Здесь и скончался 3 февраля 1893 года в возрасте 45-ти лет.

М. Х. Гайнуллин добавляет, что умер о. Иаков от болезни легких, морозной ночью. В статье М.Глухова есть сведение, что на похороны о. Иакова пришло большое количество людей из разных мест. Нам пока неизвестно место его захоронения, но надо полагать, что его похоронили в родной деревне Алан-Полян или же, следуя традиции, у алтаря храма с. Уреевых Челнов, как священника данной церкви.

После него осталась жена и четверо детей18: Елена (17-ти лет), Николай (15-ти лет), Елизавета (12-ти лет) и Екатерина (4-х лет). Его дочери окончили сельскую инородческую школу19, Николай закончил Чистопольское духовное училище[13, л.619], в дальнейшем учился в Казанской духовной семинарии.


1. Возможно, в семье рождались и др. дети, т.к. эти сведения 1858 года.

2. Борис Гаврилов. Учился в школе в 1864-66 годах. 2 января 1867 года был назначен вместе с Игнатием Тимофеевым учителем в с. Апазово Казанского уезда. Здесь изучал вотский язык с мальчиками из Ошмы, учившимися в Апазове. В 1868 году, после открытия школы, переведен в Ошму. В 1880 году рукоположен в священники.На 1881 год служил в с. Умяк Елабужского уезда Вятской губернии. Умер до 1892 года. Один из первых переводчиков Св. Писания на вотский язык.

3. Игнатий Тимофеев. Родился в д. Никифорово Мамадышского уезда. Младший брат о. Василия Тимофеева. Учился в школе в 1864-66 годах. Со 2 января учитель в с. Апазово, с ноября 1867 года - учитель во вновь открытой школе с. Карабаян Лаишевского уезда, с сентября 1868 года - учитель в с. Мелекес Мензелинского уезда Уфимской губернии.
В 1869-70 годах состоял помощником учителя в Казанской крещено-татарской школе. В 1871 году назначен в центральное училище с. Фершампенуаз Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. 9 лет учил детей кряшен-нагайбаков.
18 августа 1873 года женился на Марине Софроновой, уроженке с. Мелекес (также одна из первых учениц Центральной крещено-татарской школы).
В 1880 году рукоположен в священники с. Остроленка Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. Служил в с. Остроленка до 1896 года.
После смерти брата, священника Василия Тимофеева 2 декабря 1896 года, приехал в Казань; очень скорбел о потери брата. Несколько месяцев служил в родном селе Никифорово, намереваясь остаться там навсегда. 7 октября 1896 года вернулся в Оренбургскую епархию. Умер в 1914 году.
 
4. Андрей Васильев. Родился в 1849 году. Учился в школе 1864-66 годах. С 1 октября 1867 году - учитель в с. Апазово Казанского уезда, с февраля 1869 - учитель д. Азяки Казанского уезда, с 1872 года - псаломщик в с. Чура Мамадышского уезда.
С 1 января 1873 года - учитель земского училища с. Чуры.
Настоятель церкви с. Чуры о. Глеб Ляпидовский в 1879 годя для Совета Братства свт. Гурия писал: "Бывший учитель Андрей Васильев, проживши в с. Чура около 7 лет снискал любовь чуринских жителей и мягкостью характера умел привлечь детей в школу..."
С 1880 г. - псаломщик в с. Юкачах Мамадышского уезда . 20 октября 1885 рукоположен в дьяконы к церкви села Юкачи. В 1892 рукоположен в священники к церкви с. Урясь-Учей (Теньки, Танькино) Мамадышского уезда на место о. Иакова Емельянова, перешедшего в с. Уреевы Челны Лаишевского уезда.
На 1904 год имел четверых детей. В 1906 году непродолжительное время был за штатом по болезни. На 1909 год служил тамже.
В списках священнослужителей за 1920 год уже не значится.

5. Дмитрий Максимов. Учился в школе в 1865-68 годах. В 1868 году вместе с Андреем Васильевым был учителем в Апазове.

6. Феодора Иванова. Родилась в 1848 году. Училась в школе в 1864-66 годах. Преподавала для девочек в родной деревне Альбедино. Первая учительница из инородцев.

7. Ефрем Макаров (кряшенское прозвище - Япрей). Родился в деревне Аланки Лаишевского уезда. 18 ноября 1864 года приехал в школу вместе с Яковом Емельяновым. Учился в школе в 1864-67 годах. Один из особо даровитых выпускников школы. В дальнейшем преподавал в Центральной крещено-татарской школе. Вместе с о. Василием Тимофеевым участвовал в миссионерских поездках по кряшенским селениям.
В 1882 году рукоположен в священники с. Юкачи Мамадышского уезда на место о. Иакова Емельянова, перешедшего в с. Чура Мамадышского уезда. На 1892 год служил в с. Мамсинер Уржумского уезда Вятской губернии.
 
8. Тимофей Иванов (кряшенское прозвище Тимей). Родился в д. Б. Арташ (? уезд).В 1868 году окончил Центрально крещено-татарскую школу.
С 1869 года Ильминский командирует его в кряшенские селения Казанской и Уфимской губернии для проверки переводов в отношении их понятности. С сентября 1870 года - учитель в с. Молькеево Цивильского уезда Казанской губернии. Был учителем в с. Молькеево до 1891 года.
Был женат на Марии Кузьмине, уроженке д. Балтай (мордовке), имел 5 детей.
Особо горячо был любим Н. И. Ильминским. До конца жизни имел серьезные проблемы со зрением. Умер в 1893 году.

9. Письма Н.И.Ильминского к крещеным татарам, с.69

10. Известия по Казанской епархии. - Казань, 1870. - С. 618.

11. Письма Н.И.Ильминского к крещеным татарам, 69

12. там же, с. 71

13. ам же, с.71

14. Там же, с.24

15. Там же, с.72

16. Чуринская земская школа была открыта 10 окт.1845 года Палатой Гос. Имуществ. Перешла в ведение Земства, с учреждением последней. Преподавание велось на русском языке

17. На тот момент правящим архиереем был арх. Петр (Лебедев)

18. Возможно, были и другие дети, эти сведения за 1889 год (видимо дочь Анастасия (1882 г. р.) умерла, так как в клировых ведомостях за 1890 год сведений о ней нет).

19. Елена и Елизавета еще при жизни отца.